AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

Откровенный рассказ отца-одиночки, который столкнулся с осуждением окружающих за то, что «отобрал» у матери дочь

В современном обществе детей при разводе почти всегда оставляют с матерью, зачастую не разбираясь, с кем из родителей ребенку будет действительно хорошо. В тех редких случаях, когда отцу все же удается объяснить жене и суду, что он справляется с воспитанием лучше, чем мама, он может столкнуться с непониманием и осуждением окружающих. Мол, отобрал ребенка у матери, и наверняка нечестным путем.

Отец-одиночка под ником Mordoraptor оказался в подобной ситуации, рассказав в социальной сети Pikabu о своем разводе. Вокруг его рассказа моментально разразилась дискуссия, появились комментарии из серии «То есть ты настроил дочку против матери и этим хвастаешься?», а поступок автора стали называть нелитературными словами (правда, нашлись и защитники). Мы в AdMe.ru не могли пройти мимо его трогательной истории, которая показывает, что некоторые отцы способны заботиться о своем ребенке лучше мам.

У нас с моей бывшей супругой большая разница в возрасте — 12 лет. После родов жену накрыла сильная депрессия, которая то разгоралась, то утихала. Сейчас я понимаю, что надо было обращаться к врачам, лечиться, но тогда я не до конца осознавал всю серьезность происходящего.

Жена раза 2–3 в месяц плакала, бросалась в меня тяжелыми вещами. Кричала, часто оскорбляла при ребенке. Дочка тоже плакала, а я успокаивал обеих. Потом супруга извинялась, просила прощения, клялась, что любит, и мне казалось, что теперь все будет хорошо, — до следующей истерики. Жена пила разные успокоительные, но они не помогали.

К году дочка стала грызть ногти, их не приходилось даже подстригать: нечего было стричь. Мы пытались ее отучить, но ни один из способов не сработал.

Казалось, совместный отдых нам поможет. Когда малышке исполнилось полтора года, мы в первый раз полетели в Таиланд, потом в Турцию и снова в Тай следующей зимой. Поездки помогали мало, во время отпуска жена видела вокруг себя только негатив: то жарко, то холодильник маленький, то магазинов рядом нет.

Сейчас я думаю, что для сохранения семьи нам стоило отвезти ребенка к бабушке и съездить отдохнуть вдвоем с женой. Возможно, тогда брак удалось бы спасти. Но сейчас об этом уже поздно говорить.

В конце лета 2017 года истерики жены возобновились. Она кричала на ребенка, если дочка не засыпала в течение нескольких минут, разливала или разбивала что-то. У малышки появились следы шлепков на попе. Тогда дочка отказалась засыпать с мамой, требовала, чтобы ее уложил я.

Мы с малышкой были близки и до этого. Я проводил с ней много времени: практически с самого рождения гулял и играл с дочкой, читал ей сказки, купал ее, кормил, укладывал спать... Я бежал с работы домой к этому ребенку, к этой женщине. Не пытался провести как можно больше времени где-то вне дома, как многие отцы, а когда приходил к своей семье, не сидел, уткнувшись в «танчики» или интернет.

Все походы с дочкой в поликлинику тоже были на мне: я жалел жену, не хотел, чтобы она лишний раз видела слезы ребенка после уколов. Поэтому сам ходил с дочкой по врачам и на прививки, провел с ней неделю в больнице, когда малышка заболела ротавирусом в полтора годика.

Осенью жена отказалась от близости и перебралась в другую комнату на диван. Она сказала, что ей надо подумать о нас и сейчас она не может быть со мной. Я пытался с ней поговорить, но супруга замкнулась в себе. Когда я приходил домой с работы, видел, что жена сидит в телефоне, а ребенок смотрит телевизор.

Я не хочу рассказывать, что в итоге произошло. Скажу лишь, что узнал из ее общения с подругами, что больше всего она мечтает развестись. Что она не хочет больше быть со мной, а хочет жить одна. Там было и много другого, что я не хотел бы обсуждать и из чего понял, что эта женщина стала мне чужой. Она не желала искать пути возобновления отношений, да и я не умею прощать предательство.

Тогда я принял решение любыми путями добиться того, чтобы дочка осталась со мной.

В январе 2018 года мы собирались поехать в Таиланд всей семьей, но жена сдала свой билет, сказав, что ей нужно побыть одной и подумать. Мы улетели вдвоем с дочкой.

За месяц пребывания в Стране улыбок мы прекрасно отдохнули. Все это время я много думал о том, как наладить общение с женой, ставшей мне почти чужим человеком, чтобы ребенка не увезли к теще за 2 000 км в сибирский городок. Жена при разводе могла не захотеть отдавать ребенка, тогда воспитанием дочери занималась бы бабушка. А я был готов на все, чтобы малышка осталась со мной. Я бы не смог бросить дочку.

Когда мы вернулись, жена еще пыталась вести себя дружелюбно, но все так же держалась отстраненно. В итоге я уточнил, правда ли то, что мне известно. Сначала она отнекивалась, но потом созналась. Я долго и осторожно разговаривал с ней, убедил, что так будет лучше для всех.

Мы развелись. Мировой судья был очень удивлен, когда зачитывал решение суда. Наверное, нечасто пары при разводе решают оставить ребенка с отцом без споров.

Сначала дочка ходила в частный детский сад, с сентября 2018 года стала посещать государственный. Она очень общительная, небольшая агрессия к другим детям, которая была поначалу, постепенно сошла на нет. С лета дочка перестала грызть ногти. Сейчас она с удовольствием посещает садик, любит петь и танцевать. Два раза в неделю мы ходим в бассейн.

Мои родители живут почти так же далеко, как родители жены, поэтому справляться со всем приходится самому. Сложно, конечно, но получается.

Сейчас дочке 3,5 года, она любит маму. Если ее спросить, где мама, она скажет, что мама на работе. Я никогда не говорю ей, что у нее нет мамы или что мама плохая.

Жена навещала ребенка сначала 3–4 раза в неделю, теперь — только по выходным. После развода отношения с супругой стали лучше. Когда она приезжает к дочке, мы общаемся как хорошие друзья.

А как вы считаете, может ли отец справиться с воспитанием ребенка в одиночку или это лучше доверить матери?