AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

История Едзи Ямамото, который стал модельером ради своей матери и заодно покорил целый мир

Как много японских дизайнеров одежды мы знаем? На ум приходят Кендзо Такада, основатель бренда Kenzo, и авангардистка Рей Кавакубо. Этот перечень был бы неполным без Едзи Ямамото, который соединил в своей одежде непопулярные элементы — бесформенные силуэты и мрачные цвета — и взорвал европейскую индустрию моды. Возможно, кутюрье выбрал бы другие палитру и фасоны, если бы не трагедия его матери.

Мы в AdMe.ru прониклись трогательной историей Едзи Ямамото и хотим, чтобы его знали не только как дизайнера, но и как человека с большим сердцем.

«Я рос после Второй мировой войны единственным сыном вдовы»

Едзи родился в 1943 году. Его мать была портнихой, а отец работал в ресторанной сфере. Япония участвовала во Второй мировой войне, и отцу мальчика пришлось отправиться на фронт. Он погиб в 1945 году при невыясненных обстоятельствах на Филиппинах. Намного позже, в документальном фильме «Notebook on Cities and Clothes» 1989 года, Едзи скажет: «Когда я думаю о своем отце, я понимаю, что война все еще бушует во мне».

С тех пор Фуми, мать будущего дизайнера, перестала носить одежду ярких цветов и начала облачаться в черные платья. Однажды, когда Едзи ходил в начальную школу, его мать устроила символические похороны отца, несмотря на то, что его останки так и не были возвращены семье. К трудностям тяжелого детства добавились послевоенная обстановка и бомбардировка Хиросимы и Нагасаки. Мальчик видел, как нелегко приходится матери, и уже в 3 года решил, что будет бороться, чтобы защитить ее.

Едзи Ямамото много времени проводил в швейной мастерской своей матери: возможно, именно тогда, наблюдая за таинством создания одежды, он влюбился в этот процесс. Ателье располагалось в квартале Кабуки-тё токийского района Синдзюку. Клиентками Фуми Ямамото были такие же женщины, как она: вдовы, после войны вынужденные надеяться только на себя. Им хотелось носить костюмы европейских и американских фасонов, поэтому Фуми взяла курс на западную моду. Едзи этого не понимал: эта мода казалась чужеродной и некомфортной.

Будучи единственным сыном вдовы, а также ее другом и помощником, он как будто видел мир глазами своей матери. Уже тогда в голове мальчика зрел другой образ: он считал, что одежда должна давать женщине свободу, защищать ее и быть практичной. Поначалу он списывал это на сыновнюю любовь и беспокойство и совсем не собирался связывать свое будущее с модой. Он изучал правоведение в Университете Кэйо и окончил его в 1966 году.

«Если ты действительно хочешь помочь мне, ты должен пойти в школу шитья»

Именно эти слова сказала Фуми Ямамото своему сыну, когда тот собирался стать юристом. Он послушал совета матери и поступил в Колледж Бунка, который окончил в 1969 году. Кстати, ранее там же училась его мать. За 20 с небольшим лет, к концу 60-х, в европейской моде ничего не поменялось: те же женственные силуэты, крой, сковывающий движения, и буйство цвета. Такой хотели видеть одежду миллионы женщин, исстрадавшихся во время войны.

В 1972 году Фуми Ямамото продала свой швейный магазин, чтобы Едзи смог открыть бизнес. И он с ходу начал формировать собственный стиль. Молодой портной (он предпочитает называть себя именно портным, а не дизайнером) стал одевать женщин в мужскую одежду. Таким образом он как будто транслировал детский взгляд на войну: матерям приходилось тяжело, они заменяли и отца, и учителя. Если европейская мода стремилась подчеркнуть женские формы, то одежда от Ямамото, напротив, скрывала женщину от ненужных глаз, защищала ее так же, как когда-то он стремился защитить мать.

Первую коллекцию, объединенную под маркой Y’s, Едзи Ямамото создал в 1977 году. Тогда же в Токио состоялся 1-й показ его линии прет-а-порте. Лаконичность форм, необработанные края ткани, отсутствие симметрии — в этом, помимо прочего, читались отголоски японской эстетики ваби-саби. Поэтому на родине дизайнера одежда пришлась публике по душе.

«Я думаю, что моя мужская одежда выглядит на женщинах так же хорошо, как и женская»

В 80-е на европейских показах тон задавали кричащий макияж и огромные накладные плечи. Но 1-е шоу Едзи Ямамото в 1981 году запомнилось не только контрастирующими с модой того времени мешковатыми одеяниями и необработанными швами. Модели дефилировали по подиуму в грубой обуви и при полном отсутствии макияжа. Критикам наряды от Ямамото напоминали нищенские лохмотья, коллекцию охарактеризовали как «рваный шик».

Но это ничуть не смутило талантливого дизайнера, никогда не следовавшего по той дороге, по которой идут все, предпочитая собственную тропу. То, что критикам показалось уродливым, публика посчитала эпатажным. Модельер так вспоминает 1-й парижский показ: «Моя одежда настолько контрастировала со всем представленным там, что офисный лифт сломался из-за давки покупателей, которые пришли посмотреть и приобрести вещи после шоу».

Через 3 года Ямамото презентует мужскую линию «Yohji Yamamoto pour Homme». Кроме черного цвета и необработанных швов она запомнилась рубашками и пиджаками без лацканов и воротников. Эта коллекция была воспринята лучше. В мире моды уже начал отвоевывать позиции гранж, суть которого — протест против приевшихся гламура и лоска. Странные, необычные образы Ямамото отлично вписались в этот стиль, а у дизайнера появилось множество почитателей, в том числе актер Джек Николсон.

С той поры дизайнер окончательно закрепился в мире моды и стал разрабатывать одежду для нескольких собственных марок. Кроме Y’s и Yohji Yamamoto в активе кутюрье марка YOHJI, под которой выпускаются духи, а также линия Y-3, созданная в сотрудничестве с Adidas. Ямамото работал с легендарным брендом, поскольку спортивные костюмы, которые он видел на улицах мегаполисов, казались ему уродливыми: «Они используют дешевые ткани, ужасно смешивают цвета — мне больно это видеть». Чтобы изменить ситуацию, Едзи Ямамото предложил свое видение спортивной экипировки.

«Я твердо верю в дух авангарда — стремление высказаться против традиционных ценностей»

Так заявил дизайнер в одном из интервью. Но, несмотря на его нестандартное видение одежды, Ямамото приглашали создавать костюмы для классических произведений. Он отвечал за наряды в постановках «Мадам Баттерфляй» и «Тристан и Изольда», а также в фильме Такеши Китано «Куклы» (Dolls). В 2008 году Едзи Ямамото выпустил бюджетную коллекцию «Coming Soon», предназначенную для более молодой аудитории. Ее фишка была в том, что на вещах отсутствовал лейбл и они комбинировались друг с другом.

В это же время японский кутюрье открыл Yohji Yamamoto Fund for Peace — фонд, который помогает молодым китайским дизайнерам попасть в японское и европейское модное сообщество. Каждый год один из китайских модельеров получает возможность стажировки в Японии и Европе. Год спустя для Едзи Ямамото наступили трудные времена: из-за долгов бренд мог обанкротиться. Но ситуация довольно скоро улучшилась. В последующие годы дизайнер написал автобиографию под названием «Моя дорогая бомба» (My Dear Bomb), в лондонском Музее Виктории и Альберта (The Victoria and Albert Museum) прошла выставка истории бренда. О Ямамото пишутся книги и снимаются фильмы.

«В каждом уходе манекенщицы я мысленно проигрываю свое расставание с мамой. Я плачу, кричу ей что-то вслед, умоляю вернуться. А она все равно уходит»

Мать всегда старалась помогать сыну и до глубокой старости ездила вместе с ним на парижские показы. В детстве Едзи скучал, когда мама куда-то уходила, боялся, что она не вернется. Этот страх сопровождал модельера всегда. Женщина от Ямамото напоминает его мать — это интеллектуалка лет 40, которая смотрит на листопад и курит.

«Люблю чистые и внятные цвета. Чего нет в моей палитре и никогда не было — это пастельных, размытых красок»

Едзи не считает, что черный исключительно цвет печали. В восприятии модельера он точно так же выражает радость и массу других чувств: «Черный одновременно скромен и высокомерен. Он ленивый и простой, но в то же время мистический». По мнению Ямамото, этот цвет как бы говорит: «Я не беспокою вас, но и вы не беспокойте меня». Иногда в коллекциях все-таки появляются вкрапления желтого, оранжевого, часто встречается синий, но основные образы всегда монохромны.

«Лет 5 или 6 назад я почувствовал, что моя роль выполнена»

Такое признание Едзи Ямамото сделал в 2011 году в интервью The Talks. Его остановило одно обстоятельство — засилье так называемой быстрой моды. Уже на тот момент она заполонила Нью-Йорк, Токио и другие мегаполисы. Одежда становилась дешевле и хуже по качеству, значит, люди тратили деньги впустую.

В тот момент модельер понял: ему еще есть что сказать миру моды. Он верит, что существуют люди (пусть их и не так много), у которых fast fashion вызывает вопросы. Для них и продолжает творить Ямамото. Его одежда служит минимум 10 лет и очень функциональна: вещи легко трансформируются благодаря многочисленным молниям, шнуркам и т. д.

«Я ненавижу ходить по магазинам»

Едзи Ямамото не любит шопинг и утверждает, что в отношении собственного гардероба его обуревает лень. В его шкафу 5 идентичных брюк и столько же рубашек, которые он постоянно носит. На своих показах дизайнер всегда появляется в шляпе, уже успевшей стать его визитной карточкой.

Как вы относитесь к творчеству Едзи Ямамото? Почему оно вам нравится или, наоборот, вызывает отторжение?

Фото на превью AFP/EAST NEWS