AdMe

Учительница рассказала о проблемах в школе, о которых не принято говорить вслух

Будни учителя в государственной школе только на первый взгляд кажутся однообразными. Потомственный учитель в третьем поколении Анастасия Бучко откровенно рассказала в своем аккаунте в твиттере об испытаниях, которые ждут молодого учителя в школе. О том, как пылкое желание «сеять разумное, доброе, вечное» может разбиться о быт канцелярщины и формализма. Но желание работать, чувство юмора и самоирония помогают преодолеть любые препятствия.

Мы в AdMe.ru восхищаемся работой школьных педагогов: это самоотверженный, важный и очень нужный труд. Бонусом Анастасия Бучко ответила на несколько вопросов нашей редакции и дала совет, как поддерживать в ребенке желание учиться.

  • Я искала школу после вуза в 2014 году, и это было очень непросто. Без опыта в школе (хотя я на тот момент работала в образовании 1,5 года) никто брать не хотел. Меня взяли в гимназию со словами: «Ты ноль, а у нас бриллианты работают». Токсично? Тогда мне не казалось. Зря.
  • А вот про серпентарий совсем не слухи. Может, мне так повезло. Учителя обсуждают друг друга, начальство, родителей детей. «Ух, Настя, вот это у тебя задница!» — сказала мне однажды коллега в учительской. «Иванова, ты, как классное взяла, совсем стремная стала», — другой коллеге.
  • Ну, давайте про деньги! Мне в Москве платили 55–60 тыс. руб. в 2014–2017 годах. Зарплата складывалась из количества часов и учеников (подушевая оплата), проверки тетрадей (пара тысяч рублей), приоритета предмета, расходов на методическую литературу, классного руководства (8 тыс. руб.). Сейчас зарплаты иные, но там...
  • Не все просто. Есть указ о минималке в Москве — 70 тыс. руб. Но как они будут набираться — никому дела нет. Поэтому нередко у учителей по 25–30 часов, а это много! Попробуйте поговорить 6–7 часов без остановки, не теряя концентрации 5 дней в неделю. А потом еще тетради проверьте.
  • Про детей. Дети — единственная радость в школе! На уроках, если ты горишь своим делом, всегда легко. Дети видят, когда учителю не все равно, и включаются. Вообще, их не обманешь. Мне очень повезло с ребятами, мы до сих пор со многими общаемся, хотя я не учу их больше 3 лет.
  • Про бумажки. На самом деле их не так много: учебный план и план воспитательной работы на год, списки класса, заявление на питание и т. п. — все собираются и отдаются в начале года. Много времени отнимает журнал: много правил заполнения и общения с родителями. Его проверяют.
  • Про журнал. Существует куча негласных правил: нельзя ставить «2» после «Н», «2» надо закрыть другой отметкой, минимум раз в 3 урока оценивать ученика. Стоит ли говорить, что это я узнала во время выговоров? Этому не учат в вузе.
  • Мне повезло, и в 2014-м отменили бумажные журналы. А до этого все вели 2 журнала: электронный (при отсутствии элементарной компьютерной грамотности) и бумажный. Почему? Ну, потому что. Вдруг всю эту электронщину отменят. И вообще, все так привыкли.
  • О компьютерах. У нас была хорошая материальная база, и ноутбук мне дали сразу. Так не везде. Но интернет был только проводной, а это значит, что если у тебя нет кабинета, то поработать можно только в учительской, где один компьютер на всех. В общем, в учительской всегда была очередь.
  • О кабинетах. Наша школа была перегружена, и мне кабинета в первый год не дали. Это ад. У тебя 3 стопки тетрадей, сумка, учебники, а ты скачешь по школе. И это очень частая история. Неудобно, иногда за день меняется 3 кабинета, легко все потерять. Плюс с классным руководством — это квест.
  • Раньше по закону от руководства можно было отказаться. С 2017 года нет.
  • Про родителей. У нас родитель был царь и бог. Одна дама писала жалобы, где одним из пунктов значилось, что я прикрепила документ для болеющих учеников не горизонтально. И завуч требовала меня объяснить, как я смела. А все было из-за того, что я ставила «4», а не «5» дочке дамы.
  • Про форму. Классный руководитель обязан был следить за наличием галстуков, шевронов, за нормальной сменкой (боже упаси кросы с формой), за цветом волос. Нас каждую неделю дрючили, если дети одеты «не так». Я кивала, говорила детям не попадаться на глаза администрации, и все жили спокойно.
  • Про питание. Есть в школе — это заработать себе проблемы со здоровьем. Все очень жирное, много масла везде, прилично аллергенов. При этом на питание в школе монополия, так что особых вариантов нет. Я носила еду из дома, ибо все равно в школе учителя не кормят бесплатно.
  • Совещания. Раз в 2 недели нас собирали в актовом зале в 4 часа и час говорили одно и то же: заполняйте журнал, следите за оплатой питания, следите за формой. При этом не прийти нельзя — это часть твоих обязанностей, и плевать, что рабочий день закончился.
  • Кстати, об ОГЭ / ЕГЭ. Результаты экзаменов — это результат учителя. Не дай бог у твоего ребенка будет «2». Это был позор вплоть до внесения в личное дело. При этом переводили детей и тянули только так. То есть готовить к экзаменам — это стресс в квадрате. Люди худели на 10–15 кг.
  • Двойки в четверти ставить нельзя. Я поставила в первую четверть работы в школе, так завуч прибежала прям посреди урока. «Ты должна была давать шансы, давать дополнительные задания, писать докладные! Постоянно рука на пульсе!» В итоге учителя рисуют тройки, потому что это проще. То есть по факту у тебя три отметки: «3», «4», «5». В итоге выработала систему, при которой у меня все дети получали отметки каждый урок. Летучки, пятиминутки, квизы, что угодно. Чтобы получался максимально объективный результат, приходилось проверять.
  • При этом грамотность учителей в «кухне» почти нулевая. Что мы должны / не должны — никто не знает, потому что директор сказал, надо делать. Поэтому переработки в выходные, слепое подписывание документов — это завсегда. Одна дама доказывала, что у нее нет трудового договора.
  • Про работу в выходные. В Москве пятидневка, но я не помню месяца без работы в выходные: экскурсии, олимпиады, фестивали, мероприятия. Всё добровольно-принудительно и за отгул в каникулы (в каникулы работают). За оплату работы в субботу на пробном ОГЭ я билась 2 месяца.
  • Логично написать про выгорание. Выгорают все. Я в первый год не помню дня, чтобы я не плакала. От усталости, от придирок (я совсем не ожидала такого количества негатива, а с границами у меня была беда), от проверок тетрадей до часу ночи. Не думаю, что я одна. Психологической помощи нет.
  • Вообще, отношения с коллективом у администрации построены на эмоциональном прессинге. «Как это не хотите в выходные работать? У вас дети? Так у всех дети! Вы, может, работу другую поискать хотите? Учитель — это идея, призвание!» Этой идеей кормят много и насильно.
  • Уволить учителя не так просто, особенно если он пенсионер или инвалид. Поэтому распространена практика вынуждения. То есть человеку создают условия для того, чтобы он сам ушел. Как? Например, ставят часы особым образом. Первый и седьмой уроки работаешь, все остальное — окна. Или, например, не дают нагрузку. Это сложно, но нет ничего невозможного для человека с интеллектом. Сейчас, после введения минимума в 70 тыс. руб., такую практику наверняка прекратили, но ничто не мешает часы увеличить: либо бери 35 часов, либо до свидания. Уходите? Ах, как жаль.

Обещанный бонус

 Анастасия, какие моменты были самыми приятными во время работы в школе? Что вообще самое приятное в профессии учителя?

— Больше всего я любила проводить уроки и готовить совместные мероприятия. Там, где ребятам можно было показать, что можно мыслить иначе, учить по-другому. Я для этого и шла в школу. На мой взгляд, самое приятное в работе учителя — это видеть успехи учеников (любые, не только предметные) и знать, как это растит им крылья. Вообще, наблюдать за становлением личности и по мере своих сил ей в этом помогать — самое крутое, что может быть.

— Было что-то, чего не хватает вам сейчас?

— Очень скучаю по состоянию потока, которое на уроках возникало. Когда ребята пытаются разобраться в теме, задают вопросы, а ты не даешь готовых ответов, но ведешь их к верному. Сейчас в маленьких группах такое тоже есть, но все же в школе это как-то по-особенному.

— В работе школьного учителя происходит масса курьезных историй, есть любимая с добрым финалом?

— О, конечно! Мне было 23, я со своими шестиклассниками (я была классным руководителем) и их родителями поехала на экскурсию в хаски-парк. Одета была по-спортивному: джинсы, толстовка, рюкзак. Перед посещением парка экскурсовод сказал оставить вещи в камере хранения. «Сначала заходят взрослые, а потом дети!» — гордо объявил он. Ну, я и пошла вместе с родителями. В итоге меня схватили за рюкзак со словами: «Я же сказал, сначала взрослые!» Под гогот моих подростков пришлось мужчине объяснить, что он немного ошибся.

— Чтобы поддерживать в ребенке интерес к учебе, что родители должны делать, можете дать пару советов?

— На мой взгляд, самое важное — не обесценивать. Увлекается он рисованием комиксов? Так и прекрасно, пусть. Или нравится ему программирование, игры пишет. Вот и дайте ребенку возможность реализовываться.

Спасибо за классные вопросы. Вспомнила, улыбнулась.