AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

Душевный текст о том, в чем кроется секрет крепких семейных отношений

Ольга Савельева — популярный писатель и блогер, чьи работы всегда согревают особой теплотой. Ее истории полны юмора и трогательной атмосферы, поэтому они так полюбились многим в сети.

Мы в AdMe.ru благодарны Ольге за ее работы, ведь порция добра и света всегда приходится кстати каждому из нас.

В полдень у нас в доме выключили электричество на минуту, а потом быстро включили. Вся техника обратно включилась, а холодильник — нет.
— У нас сломался холодильник, — муж вошел в комнату и объявил мне эту трагичную новость тоном конферансье.

Я поднимаю глаза от ноута.
Понимаете, я вообще, вот совсем, вот ни капельки не умею чинить холодильники. Я так от этого далека, что у меня даже комбинезона нет (в моем понимании, починка происходит непременно в комбинезоне на голое тело, я в одном кино видела, но в нем на сценаристе сэкономили, поэтому лучше обойдемся без рекомендаций, да и холодильник в том фильме так и не починили).

Муж живет со мной 17 лет.
Он знает, что я умею варить борщ, лепить сырники, рожать детей и писать книжки. А холодильники — не умею. Вот зачем мне эту новость докладывать? Ну иди Катюше доложи, ей 4 года, она хоть сварит тебе суп из пластмассовой луковицы и моркови — все какая-никакая поддержка.

Вот поэтому мужики, если изменят, сразу признаются женам. Это ж так тяжело — одному волочь на себе груз ответственности. Неважно, за что — за грех измены или за тающие в морозилке пельмени.

Морозилка была заполнена едой. Замороженные овощи, наггетсы, мороженое (радость нужна, радость!). И все это в расчете на работающий холодильник.
Я прихожу за мужем на кухню. Он хмур.
Я хорошая жена, должна его поддержать.
— Не переживай, мы сможем все съесть, — говорю я, предлагая решение проблемы.
— Ну да, тебе лишь бы все съесть. Не удивлюсь, если это ты холодильник сломала, — бурчит муж и ковыряется в заду. В заду у холодильника.

Муж у меня добротный, неунывающий, но, как проблема какая, тут же вступает на полчасика в клуб гундосых. Бу-бу-бу, бу-бу-бу.

Я иду в комнату и думаю, что фраза «Не переживай, мы все съедим» — это мое кредо прямо. Я так все свои проблемы решаю, и по мне видно, что проблем у меня было немало.

В комнате мигают электронные часы. Они всегда сбиваются, когда свет вырубают.
— Ми-и-иш, — ору я. — Свет вырубали — может, с розеткой что?
Через минуту в комнату входит муж и тоном конферансье объявляет:
— Починил. Перезагрузил автоматы.

Ну вот. Даже комбез не понадобился. Автоматы... Ишь, Рембо кухонный! Видимо, чувствуя свою вину за гундявость, он поволокся пылесосить на кухне.

А я именно в этот момент захотела хлебушка. Хлебушек купила такой с орехами, курагой, черносливом и всякими цукатами — не хлеб, а торт. Я его вприкуску с кофейком как самостоятельное блюдо точу.

И вот муж елозит пылесосом на кухне, я вхожу, беру свой десертный хлеб и слышу недовольное:
— Вот прямо сейчас надо было? Вот трех минут не подождать, пока я закончу?
Ну вот, гундит, будто в него консьержка вселилась с короночкой: «По мытому куда пошел?»

Но я его тоже 17 лет знаю — тут важно не вступать в дискуссию, потому что правильных ответов для гундосого человека не существует. Надо переждать и вместо ерничества, рвущегося с губ, хлебушка пожевать. Тем временем муж доходит с пылесосом до комнаты, где я спасаюсь от обстрела бу-бу-буками. Я выхожу в холл, чтобы не мешать ему, и слышу в спину саркастичное:
— Хлеб-то возьми, а то как ты протянешь три минуты...

Ржу. Это он любя.
Он вчера сказал, что готов ради меня на любые подвиги.

Мы тут, сидя дома, придумали друг другу новые профессии. Я — сосисолог и яишенковед, а муж — шкафовед и пылесолог.

Пойду приготовлю обед на чистой кухне с рабочим холодильником.
Вот пишу «кухня», а Т9 меняет на «кузня».
Ну ладно, пойду накую обед.
Сделаю сегодня рагу для гундосого. Блюдо так и называется — «Рагундосое рагу».

Рагундосое рагу
Приготовить я могу.
Мужу я его скормлю,
Потому что лю.

Высокая поэзия кузни, ага.