AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

Почему нам хочется поскорее выключить музыку наших детей и включить старый добрый «Тополиный пух»

Помните, как мамы и бабушки ругали Бритни Спирс, «Руки вверх», Эминема, «Агату Кристи» и еще многих других певцов, по которым мы в подростковые годы сходили с ума? Послушайте что-нибудь из современной музыки — вы заговорите словами старшего поколения. И может быть, попытаетесь убедить чадо, что вот раньше-то умели делать хорошую музыку (не то что сейчас!).

Редакция AdMe.ru уверена: такие рассуждения не причина записывать себя в пенсионеры. Поэтому мы решили разобраться, из-за чего мы на самом деле перестаем воспринимать современную музыку.

Мы начинаем ворчать на молодежные песни неспроста

Музыкальный сервис Deezer провел целое исследование на эту тему. Примерно после 30 лет 65 % людей довольствуются уже знакомыми мелодиями. Это явление называют «музыкальным параличом», им описывают нежелание искать новых исполнителей.

Другими словами, мы можем часами предаваться ностальгии под заслушанную до дыр Smells Like Teen Spirit от Nirvana или ночь напролет отплясывать на дискотеке 90-х под хиты группы «Мираж». А вот посвятить немного времени хитрым виршам рэперов с замысловатыми прозвищами или непритязательным песенкам о превратностях любви кажется нам пустячным.

Музыкальный вкус начинает формироваться в подростковом возрасте и достигает пика к 24 годам. В этом возрасте 3/4 людей слушают от 10 новых композиций в неделю. Чуть меньше респондентов того же возраста изучают творчество не менее 5 новых артистов в месяц.

Количество новых музыкантов в плейлистах уменьшается пропорционально годам, а также может зависеть от региона. Исследование проводилось в Великобритании: оказалось, что шотландцы не сталкиваются с «музыкальным параличом» до 40 лет. А вот к жителям Уэльса он приходит уже в 23 года.

Дело не в том, что мы старые или сейчас не пишут годную музыку

Хотя так может показаться: пластинка Майкла Джексона «Триллер» вышла в 1982 году и с тех пор остается на вершине списка самых популярных альбомов всех времен и народов. Но для «музыкального паралича» есть вполне разумное объяснение. 11 % участников исследования не ищут новую музыку, потому что посвящают время семейным делам, в том числе маленьким детям. У 16 % не остается на это времени из-за работы, а 19 % респондентов теряются из-за обилия новых жанров и исполнителей.

Любимая музыка заставляет мозг выделять гормоны радости, а нас — ощущать счастье и положительные эмоции. Музыка способна вызывать ностальгию и возвращать нас в разные моменты прошлого. Поэтому в условиях дефицита времени мы выберем хорошо знакомый трек, который гарантированно доставит нам удовольствие, а не что-то новое. Имеет место и так называемый синдром утенка, это работает так: самой прекрасной нам кажется та музыка, которую мы услышали первой.

При этом только 47 % людей старше 30 лет не стремятся расширить свой музыкальный кругозор. Более половины опрошенных хотели бы знакомиться с новой музыкой, будь у них чуть больше времени.

Возможно, эта половина воспринимала бы новую музыку лучше, ведь при повторном прослушивании срабатывает эффект знакомства с объектом. Нам нравится то, с чем мы сталкиваемся постоянно. То есть чем больше времени мы тратим на изучение музыкальных новинок, тем сильнее они нам нравятся.

Сами того не осознавая, после 30 лет мы воспринимаем музыку по-другому

Внешние факторы — это не единственное, что заставляет нас терять интерес к музыке. Ученые из Манчестерского университета провели эксперимент с участием двух групп людей: 16–40 лет и старше 40 лет. Исследователи фиксировали, как респонденты улавливают различные комбинации звуков.

Выяснилось, что представители старшего поколения хуже различают аккорды, чем молодые. То есть после 40 лет все больше композиций для нашего уха звучит похоже. Поэтому с возрастом потребность слушать новую музыку исчезает.

Некоторые люди (3 % населения Земли) остаются равнодушны к музыке на протяжении всей жизни. Они страдают амузией, то есть физически неспособны получать удовольствие от звучания песен. При этом они испытывают радость от других вещей (еды, нежности, материального вознаграждения и т. д.).

Эти изменения затрагивают не только наше восприятие музыки

Роберт Сапольски, автор книги «Кто мы такие? Гены, наше тело, общество», считает, что чем старше человек, тем сложнее ему постигать новое в целом. Мы хуже воспринимаем современную музыку после 35 лет, а незнакомую еду — после 39 лет. Процесс усваивания нового затормаживается примерно с 23 лет.

Проводя исследование, ученый связался с персоналом суши-баров в окрестных городах (для той местности азиатская кухня считалась экзотической). Оказалось, что средний возраст посетителей на момент открытия заведений не превышал 28 лет. Более старшее поколение было не готово к экспериментам и кулинарным новинкам.

Но все это не значит, что надо поставить на себе крест

Если вам хочется, можно целенаправленно знакомиться с новой музыкой. Это не только интересно, но и полезно: музыка снижает стресс, улучшает способности к запоминанию (не потому ли подростки так быстро усваивают материал?) и имеет ряд других положительных эффектов. Однако если вам комфортнее слушать полюбившиеся и проверенные временем композиции, не превозмогайте себя, ведь в конечном итоге гораздо важнее самоощущение.

А как вы воспринимаете новую музыку? Песни молодых исполнителей вызывают у вас желание побыстрее выключить их или вы с интересом наблюдаете за популярными (или не очень) новинками?