AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

Психолог рассказала о том, почему нашему поколению так трудно понять современную дерзкую молодежь

У каждого поколения свои ценности. И когда нам на смену приходят новые — красивые, молодые и скептически настроенные, — кажется, что все у них неправильно. Ценности не те, музыка какая-то странная, без души, сплошное тыц-тыц, а одеваются они так, что хочется подарить им шарф для лодыжек. Но познакомившись и пообщавшись с кем-то из них, понимаешь, какие они на самом деле классные: они любят путешествовать, умеют выражать и отстаивать свое мнение, в меру амбициозны.

Вот и мы, те, кому за 35, не хотим, чтобы нас считали анахронизмом. Мы тоже крутые, правда-правда. AdMe.ru рассказать о нашем поколении помогла психолог Галина Соколенко. А еще она доходчиво объяснила, почему мы и современная молодежь с таким трудом понимаем друг друга, и рассказала, что с этим делать.

О нашем поколении X

Я из того поколения, которое уступает место пожилым людям в автобусе, а не разглагольствует о праве каждого сидеть, где ему вздумается, и жить, как ему хочется. Я из того поколения, которое считает, что быть на иждивении родителей стыдно.

Я из того поколения, которое думает, что есть вещи поважнее личного страдания. Я из того поколения, которое освоило техногенное чудище — интернет, хотя в детстве училось по бумажным букварям. И освоит еще много всего, что подбросит время, не отступая и не опуская руки. Я из того поколения, которое считает автором своей жизни себя.

Я из того поколения, которое осталось недоласканным родителями, но считает низким укорять их в том, чего они дать не могли. Я из того поколения, которое твердо убеждено, что твое удовольствие должно заканчиваться там, где начинается страдание другого.

Наше поколение много чего не может: мы почти не умеем отдыхать, мы раздражаемся на нытье, мы плохо умеем восстанавливаться, в нас много недоверия, мы выстраиваем непомерные планки и мучаем ими других. И в нашем присутствии трудно дышать, мы заполняем энергией все свободное пространство. Мы постоянно что-то решаем, чиним, хлопочем и этим раздражаем другие поколения, желающие от нас отдохнуть.

Мы чахнем от праздности и мучаемся от пустых разговоров, и собеседники это часто трактуют как неуважение. Мы тащим свою систему ценностей во все обсуждения и норовим подмять под нее присутствующих — не многие готовы выдержать такой напор.

Но наши сердца сделаны из сочувствия ко всему живому, мы расправляемся, как пружина, из любого состояния, если близкому нужна помощь. Мы открыты и просты, как те самые буквари, по которым учились. И мы преданны до конца тем, кого выбрали любить. Нас много в чем можно упрекнуть, мы несовершенны, но нам есть и чем гордиться. И сегодня мне хочется сказать всем тем, кто говорит о том, какие мы «негибкие» и «нечувствительные», — руки прочь от моего поколения.

Когда мы пахали на трех работах, чтобы выжить; когда качались между страхом перед будущим и тоской от настоящего; когда варили суп из бульонного кубика, мы не могли улыбаться детям так, как того требуют кабинетные психологические учебники. Зато у наших детей была еда. Да, мы справились не лучшим образом. Но откуда вы знаете, что справились бы лучше?

Как и положено трудоголикам, мамы из поколения Х и подоспевшие мамы поколения Y отдались процессу своего материнства на все 100 %. Гиперответственные родители, сызмальства приученные к «Кто, если не я?», обрушили на юное поколение Z все сокровища, которых были лишены сами. И очень удивляются тому, что дети 2000-х, которым сейчас уже от 5 до 20 лет, встречают их дары с прохладой. И горько расстраиваются, что дети Z не становятся теми, кем должны были стать при таком «хорошем обращении». В чем не совпадают и никогда не совпадут мамы Х и дети Z?

О детях поколения Z

Ирина — представитель поколения X. Она мама Вани, сына Z — ребенка, родившегося после 00- х. Она говорит:

— Сын проводит в интернете почти все свободное время. Игры сменяются видеороликами, чаты — фильмами. Он или стучит по клавишам, или сидит застывший, вперившись в экран. Даже если по улице идет, то уставившись в смартфон. Чую, пропадает мой ребенок, а я ничего сделать не могу. Как будто он в пропасть летит, а от протянутой руки отказывается... На замечания об оценках в школе — «А какой в них смысл?»; на призывы подумать о будущей профессии — «Разберемся по ходу»; на разговоры о моих переживаниях — «Можно покороче?»...

Ирина видит в ребенке признаки неблагополучия, но так ли это на самом деле? Давайте посмотрим на разницу в двух поколениях, чтобы отличать проблему от особенности и не пугать себя страшными прогнозами там, где речь идет всего лишь о варианте нормального развития.

Интернет — их дом. Представьте, что вы родились в XVI веке, когда книгопечатание набирало обороты и формировалась мода на знания. Но средневековые родители с ужасом восприняли ваше залипание в книгах. Как бы вы могли объяснить своим «старикам», видевшим только церковные летописи, сплетенные из коровьих шкур, вымоченных в известковом растворе, что печатные вольнодумные книги — ваш проводник в мир? Вот и для детей Z виртуальное пространство — это знания, творчество, общение, развитие, обогащение, удовольствие. Послушаться маму и закрыть вход в виртуальный мир на клюшку — вот что означает оказаться оторванным от современной реальности, а не наоборот, как видится маме Х.

Время ценно. «А можно покороче?» — говорит Ваня матери. Она слышит в этом отвержение, но это не обязательно так. Попробуйте посмотреть черно-белый фильм 40-х. Вы заерзаете на 5-й минуте, потому что время идет, а вы до сих пор наблюдаете титры, медленно ползущие по экрану. Ваша скорость восприятия значительно превышает скорость подачи информации прошлого века, что уж там говорить о поколении Z. Впитывать быстро, формулировать кратко, вникать за 8 секунд в суть — это выживательно для современных детей. Иначе они просто утонут в огромных массивах информации, которая обрушивается на них со всех сторон.

Девальвация пятерок. Концепция «Одна жизнь — один диплом» уже давно несостоятельна. Поколению Z не нужно образование в том академическом виде, в котором его пытаются им навязать. Пытаться запихнуть в детей информацию по всем предметам означает перегружать их ненужным информационным хламом. Это так же нерационально, равно как и тешить себя надеждой, что пятерка Марьи Ивановны является эквивалентом его будущей востребованности на рынке труда.

Правда в том, что его профессиональная цена будет зависеть от других факторов: способен ли он к самообразованию; умеет ли налаживать контакты с людьми; обладает ли его мышление гибкостью, необходимой для постоянного обновления знаний и трансформации навыков; способен ли он к креативу и к самоорганизации, а не к подчинению и жесткому расписанию. В этом смысле подросток, имеющий свой канал на YouTube, достоин восхищения. Самоорганизация, креативность, самообразование, умение адаптироваться к реалиям — налицо. А «разберемся по ходу» — идея гораздо более продуктивная для постоянно меняющихся тенденций, чем попытка в 12 лет решить, кем ты будешь в ультрасовременном далеком будущем.

Личная свобода. Да, дети Z способны говорить в лицо все, что они думают. Они гораздо свободнее в выражении своих чувств и мнений. Нам, выросшим в семьях, пронизанных двойными посланиями, табуированными темами и неписаными запретами на высказывание чувств, их прямота и открытость кажется бесцеремонностью и бестактностью. Свобода выражения, передвижения, выбора для них является более актуальной ценностью, чем власть, карьера, материальные блага. Ждать от них такого же уважения к квадратным метрам и денежным единицам, которое есть у дефицитного на блага поколения Х, — странно.

Я — супер! Не без старания родителей дети Z имеют о себе радужные представления. Да, вы их любили, нежили, уважали их чувства, говорили с ними — делали все то, чего не хватало в детстве вам. И в них родилось то, о чем вы и мечтали. Они любят себя и сочувствуют себе. Они уверены в своем потенциале, в своем праве на лучшую жизнь, в том, что признание их ценности со стороны других людей — естественно. В этом отношении у них есть свои переборы: наивность в оценке себя рождает завышенные ожидания от реальности и чувствительность к критике. Но, черт побери, разве это не то, чего бы вы желали и для себя: твердого убеждения, что вы хороший, нужный и значительный?

Эти наблюдения описывают только некоторые штрихи нового поколения. Когда-нибудь дети Z станут зрелыми мужчинами и женщинами, и кто-то из них исследует свое поколение и напишет трактат о том, какие они и почему они такими стали. А может, даже снимет об этом фильм, особенно если в детстве мама не загубит на корню его любовь к сказкам и не запихнет в «престижный» математический лицей...

И тогда, конечно, психологи будут качать головами и говорить: «Почему же мамы раньше не делали того-то и того-то, не замечали то-то и то-то, ведь это же очевидно!» Но мы-то с вами теперь понимаем: невозможно предсказать, как повлияет время на их чаяния и восприятие мира. А потому, дорогие мои, любимые мамы, не берите на себя ответственность за все, что происходит с вашим ребенком: во многом их формирует время, а не вы. Не спешите переживать, если он ведет себя не так, как вам представляется правильным. Возможно, это признаки здорового развития, ведущего вашего ребенка к его будущему счастью.

А вам легко найти общий язык с современными детьми и подростками? В чем они сильнее нас?

Фото на превью lucasquintana / unsplash