AdMe

Как я поняла, что подруга считает меня «запасным человеком», и почему я больше не буду жилеткой для чужих слез

Современные психологи щедро делятся знаниями о том, как должны выглядеть здоровые романтические отношения и почему стоит избегать общения с манипуляторами и нарциссами. Но мало кто говорит о том, что дружба тоже бывает токсичной и разрушительной, а разрыв с закадычным приятелем переживается не менее болезненно, чем расставание со второй половинкой.

Реклама

Меня зовут Ольга, и специально для AdMe.ru я готова поделиться своей историей изнурительных дружеских отношений, которые, к счастью, остались в прошлом. Надеюсь, благодаря моему опыту вы сможете увидеть, кто рядом с вами — настоящий друг или человек, от которого нужно держаться подальше.

На часах было полшестого вечера. На календаре — мой день рождения. Отмечать его не было ни сил, ни желания. Во-первых, я была простужена. Во-вторых, у меня накопились более важные дела: подготовить квартальный отчет, оформить документы, которых ждут «еще вчера», сделать обед на завтра и разобраться, как успевать жить, когда работаешь на двух работах. Я как раз обдумывала последний вопрос, как вдруг раздался телефонный звонок. На экране высветилось «Настя». Я взяла трубку, сама еще не зная, к чему приведет этот разговор.

Когда-то Настя была моей лучшей подругой. Мы росли в одном дворе, жили в одном подъезде, вместе ходили в школу. На двоих делили первые подростковые переживания. Потом жизнь развела нас на долгих 10 лет, а после снова столкнула — в чужом большом городе. За эти годы мы сильно изменились. Но теплые ностальгические чувства по общему прошлому связали нас незримыми узами.

«Милая, с днем рождения! — раздалось на том конце провода. — Я к тебе заскочу после работы, хорошо?» Мне было не до гостей. От температуры раскалывалась голова, нос был полон соплей, а на рабочем столе скопилась унылая стопка бумаг, ожидающих срочной проверки. На мои железные аргументы подруга ответила решительно: «Да я только на 5 минут забегу, тебя поздравить. Ну неужели ты в свой день будешь сидеть одна?» «Резонно, — подумала я и согласилась. — Не будет же она битый час сидеть со мной, простуженной».

Реклама

Уже через 15 минут я сидела на кухне и молча слушала душевные излияния закадычной подруги. Формальная часть с поздравлениями кончилась быстро — не успела Настя и перешагнуть порог. Моя квартира мгновенно наполнилась совсем не праздничными разговорами: о выжавшей все соки свекрови, о никудышном муже, о бесперспективной работе и о начальнике-кровопийце. Казалось, вся несправедливость этого мира слилась воедино, чтобы варварски разрушить жизнь одного маленького и ни в чем не повинного человека.

Так прошел час. Потом два. Три. Подруга никак не могла наговориться. И вдруг я поняла, что чувствую себя грязной. Настолько, что хочется немедленно помыться. Как будто меня облили помоями. Прежде я замечала за собой такие чувства: на первый взгляд беззаботная болтовня оборачивалась ощущением полного бессилия и собственной несостоятельности. И тут меня точно перемкнуло: а ведь я «запасная подруга».

Реклама

Настю никогда не интересовали мои желания и потребности. Ее не волновало, есть у меня время или нет, как я себя чувствую. Она появлялась только тогда, когда ей было удобно. Ведь у нее всегда «реальные проблемы», конкретный срыв и полный атас. (Куда уж мне со своими мелкими житейскими неурядицами?) Вот почему она имеет право звонить и писать в любое время дня и ночи, вваливаться ко мне домой, когда вздумается, и часами напролет говорить о себе любимой. Не замечая при этом ничьих неудобств. Как это было в тот вечер, когда я, изможденная, шмыгала носом, выразительно смотрела на часы и намекала, что завтра мне рано вставать. На самом деле Настя уже давно меня не слышала. Или просто не хотела слышать.

Кстати, в подарок на день рождения она преподнесла мне потрепанный прикроватный коврик. Развернув его, я увидела огромную прожженную дыру. Когда я спросила ее, что это значит, она без тени смущения ответила: «Мы тут решили обновить интерьер, и этот половичок в него больше не вписывается. А вот тебе он подойдет. А дырка совсем незаметная, если что, спрячешь». Включить этот подарок в свой интерьер я не смогла да и не захотела.

Я уже и забыла, когда в последний раз говорила с Настей о себе. Все наши беседы как-то сами собой сводились к обсуждению ее жизни, которая по накалу страстей напоминала мексиканский сериал. Коварная свекровь настраивает против нее родственников, черствый муж отказывается покупать последнюю модель айфона, начальник изводит бессмысленными поручениями. Я глубоко и искренне сочувствовала, пока та не выдала: «Я бы с удовольствием поменялась своей жизнью с тобой! У тебя-то никого нет: ни мужа, ни свекрови. Живешь себе и бед не знаешь». Тогда от этой фразы у меня по спине побежал неприятный холодок.

Я поняла, что уже давно не делюсь с ней никакими событиями в своей жизни: ни хорошими, ни плохими. Да она, собственно, и не спрашивает. Как-то раз я уже пыталась рассказать ей о своих проблемах: в семье была тяжелая ситуация и мне нужна была дружеская поддержка. Меня оборвали на полуслове: «Ой, давай не будем о плохом. Кстати, а вот у меня...» С хорошими новостями тоже как-то не задалось. Прошла собеседование в крупную фирму — «Да они всех там берут», познакомилась с интересным парнем — «Не урод, конечно, но вот нос как у орла клюв», купила новое платье — «Сколько-сколько ты заплатила?! Фи, а я вот такое же на сайте за 300 рублей заказала». И коронное: «Ты не обижайся. Но кто же тебе, кроме меня, правду скажет?»

Как-то раз мы Настей шли по улице, меня вдруг окликнули по имени. Обернулась, а там одноклассник. Лет 7 не виделись. Стоило ему поинтересоваться, как я и где, как подруга принялась рассказывать байки, что я работаю кассиром в супермаркете и еле свожу концы с концами. Я поспешила перебить ее, сказав, что на самом деле уже несколько лет тружусь экономистом в солидной компании. Но парень явно был смущен и не знал, кому из нас верить. Когда я спросила, зачем она наплела это, да еще и абсолютно незнакомому человеку, Настя ответила, что просто хотела пошутить и что у меня, похоже, проблемы с юмором. «И с умением выбирать друзей», — мысленно добавила я.

Реклама

Чувство, что я отдаю в этих отношениях больше, чем получаю, не покидало. Но я сразу же его глушила: разве можно вести какой-то учет в дружбе? «Помоги с переводом, ты ведь этот английский как орешки щелкаешь. Что тебе стоит?», «Можешь мне отчет составить? Ты же экономист», «Посоветуй, как с мужем быть? Кроме тебя мне и рассказать некому». Конечно, помогу, составлю, посоветую — мы ведь друзья. А они на то и нужны. Настораживало лишь то, что редкие отказы (а они иногда все же случались) Настя принимала в штыки: «Ты понимаешь, что я на тебя рассчитывала?», «А я-то думала, что мы дружим...», «У меня ведь, кроме тебя, никого нет».

Силы, потраченные на эмоциональное обслуживание, сосчитать невозможно, ведь оно неосязаемо. Поддержку нельзя пощупать, попробовать на вкус, измерить рулеткой или взвесить на весах. А вот обесценить очень легко: подумаешь, сидела рядом, выслушивала, головой кивала, бубнила что-то в ответ! Ну помогла пару-тройку раз. Это вообще не считается. Странно выставлять близкому человеку счет за сочувствие. Но иногда это просто необходимо сделать, чтобы вовремя осознать, не стала ли ты «свободными ушами», на которые с легкостью можно повесить то, что носить в себе почему-то не хочется.

Подруга наконец собралась домой. Перемывание костей любимому мужу и ненаглядной свекрови подошло к концу. А значит, в гостях стало делать нечего. Она попросила завернуть ей кусочек торта и предупредила, что позвонит завтра. Я покорно кивала, как вдруг неожиданно для себя выдала: «Не звони, я не возьму трубку. Не хочу больше быть для тебя „жилеткой“». Настя, гордо хмыкнув, ушла. А я закрыла дверь, приняла душ и осознала: иногда избавиться от иллюзии дружбы — лучший подарок на день рождения.

А вы когда-нибудь разочаровывались в дружбе? Или у вас есть преданный человек, отношения с которым прошли все испытания?

Реклама