AdMe

История возлюбленной Гюго, которая из-за рабской любви к тирану сидела взаперти 50 лет

Виктора Гюго все помнят как ключевого французского классика и автора десятков бессмертных произведений. Он воплотил на страницах книг горбуна из Нотр-Дама и своенравную красавицу Эсмеральду, а также явил миру «Отверженных» и «Человека, который смеется», оставивших яркий след в мировой литературе. Одной из первых романы Гюго читала его возлюбленная Жюльетта Друэ, которая в течение почти 50 лет переписывала набело рукописи всех его работ, но не могла купить себе новое платье.

Мы в AdMe.ru не смогли пройти мимо истории Жюльетты — женщины, прошедшей огонь, воду и медные трубы и ставшей жертвой рабской любви, в существование которой сложно поверить.

Признанный гений и куртизанка

Один из современников описывает Жюльетту Друэ так: «Она была одной из тех женщин, которые символизируют красоту столетия; она правила, как королева, двором своих обожателей, одним движением кончика веера она заставляла их повиноваться и никогда не склонялась, чтобы подобрать бриллианты, которые бросали к ее ногам». Так было, пока в ее жизни не появился Гюго. Они встретились на читке одной из его пьес, где Жюльетта играла небольшую роль, заключавшуюся всего в нескольких репликах. В разговоре с драматургом актриса остроумно заявила, что «в пьесах господина Гюго маленьких партий не бывает», чем вмиг покорила его сердце. Ей было 26, ему — 32. А впереди была история любви, которая принесет и безмерное счастье, и горечь предательства, и разочарования.

Ради Виктора Жюльетте пришлось отказаться от своего прошлого, которое было не таким уж безоблачным. Рано оставшись сиротой, она воспитывалась в пансионе при монастыре и чуть было не стала монахиней. Однако архиепископ, решающий судьбу девушек, счел, что на эту роль она не годится. И очутившись за стенами монастыря, юное создание волею судьбы оказалось в мастерской скульптора Жан Жака Прадье. Вскоре из натурщицы девушка превратилась в любовницу мастера и родила ему дочь Клер. Но ни жениться на ней, ни признавать ребенка скульптор не собирался и лишь дал бедной девушке советы по обольщению и удерживанию при себе поклонников.

Впоследствии Жюльетта стала актрисой, правда не особо успешной. Позже ей удалось превратиться в известную куртизанку, которую брали на содержание богатые и знатные мужчины. Последним из них был русский князь Анатолий Демидов.

Гюго был очарован новой спутницей, но его смущало одно обстоятельство: его избранница является падшей женщиной. Деньги богатых покровителей для нее были единственным средством к существованию: в театре она зарабатывала ничтожно мало, а ей нужно было на что-то содержать себя и дочь. Но, подчинившись деспотичной любви, Жюльетта была вынуждена оставить театр и роскошную жизнь, отказаться от роли содержанки и погрузиться в нищету.

Из богатой женщины в нищенку

Гюго не стал обеспечивать возлюбленную, несмотря на то что был влиятелен и богат. В его понимании это содержание было бы безнравственным, ведь он презирал продажных женщин. Также он запрещал Жюльетте общаться со всеми и выходить из дома без его ведома. При этом сам писатель к тому времени уже был женат и уходить из семьи не хотел. Бросать любовницу он также не собирался и предложил ей устроиться к нему в качестве секретарши, чтобы она переписывала его рукописи. За это он платил ей небольшое жалованье.

Влюбленный Гюго, изнывая от ревности, часто превращался в тирана и собственника. Она же этому не противилась и готова была отдать любимому всю себя без остатка. В то время весь Париж гудел, осуждая связь писателя с куртизанкой. «Никто не имеет права бросить в вас камень, — писал Виктор своей музе, — кроме меня».

Тем временем Друэ как могла боролась за выживание, закладывая в ломбард свои вещи, поскольку ее постоянно осаждали кредиторы. Ее повелитель и возлюбленный выдавал ей каждый месяц небольшими суммами около 800 франков. Все траты она тщательно записывала, а Гюго — проверял. Из этих денег солидная часть предназначалась на уплату долга, а остальное уходило на квартиру и пансион, где обучалась дочка.

Из-за нехватки средств она часто даже не топила камин в комнате, а когда было совсем холодно, оставалась весь день в постели. Гюго не разрешал Жюльетте покупать новые платья, поэтому ей приходилось перешивать старые. Он твердил ей, что «туалет ничего не прибавляет к природной прелести хорошенькой женщины». Он с педантичной занудливостью допытывался у нее, для чего куплена коробка зубного порошка и откуда взялся новый передник, который она смастерила из старой шали. На подарки ей он также не тратился. Хотя однажды он все-таки вручил ей один презент — записную книжку, чтобы она записывала в нее его мудрые изречения.

Седина в 30 лет и поношенные платья

Гюго позволял любить себя, но не забывал и жену, которой в самый разгар романа с Жюльеттой писал: «Прощай, дорогая Адель. Я люблю тебя... Ты радость и честь моей жизни. Целую твое прекрасное чело и твои прекрасные глаза...»

Писатель не отказался от роскошной светской жизни, но Жюльетта в нее не допускалась. Порой, устав ждать любимого, она бродила под его окнами — смотрела на горящие люстры и слушала задорный смех гостей. А добившись позволения сопровождать великого поэта, когда он наносил визиты, терпеливо ждала его, как преданная собачонка, съежившись в уголке кабриолета. Не случайно однажды она не удержалась и с горечью бросила своему кумиру: «Похлебка, будка и цепь — вот моя участь! Но ведь есть собаки, которых хозяева водят с собой! На мою долю такого счастья не выпало...»

В течение 10 лет, которые Жюльетта провела в добровольном затворничестве, красота ее поблекла. В 30 лет она превратилась в даму, лишенную привлекательности, и была почти полностью седой. Да и немудрено, ведь она сильно экономила на еде, одевалась в поношенные платья, которые совсем ее не украшали, а ревность и тоска полностью овладели ее душой. Помимо этого, писателю не о чем было с ней говорить: она ни с кем не встречалась и ничего не видела. И хотя Гюго и продолжал ценить ее безграничную жертвенность, она уже не волновала его как женщина.

В 1851 году ее постиг жестокий удар: одна из любовниц ее покровителя с чувством злорадного превосходства переслала ей письма Виктора. Жюльетта прочитала их и с ужасом узнала, что Гюго теперь любит другую женщину, отправляет ей страстные послания. Они до боли ей напомнили те, что на протяжении 18 лет являлись для нее самой единственным счастьем.

Роль хозяйки в обмен на 200 любовниц

Вскоре Гюго погряз в связях с привлекательными женщинами легкого поведения. По некоторым подсчетам, за 2 года гений сменил около 200 любовниц. Но каждый раз именитый писатель возвращался к ней, к своей Жюльетте, и клялся, что только любит только ее одну. А она верила, как прежде, и готова была на любые испытания ради него.

Когда Адель — законная жена Гюго — умерла, Жюльетта стала играть в его доме роль хозяйки, весьма трудную для уже немолодой и нездоровой женщины. Бесконечные звонки, посетители, званые обеды, разборка почты... Гюго приводил в дом через потайной ход многих женщин. Утро он мог провести с девушкой легкого поведения, день — с популярной танцовщицей, вечер — со знакомой дамой из высшего света. В изможденном лице Жюльетты не осталось почти ничего от той чудесной красоты, которой она блистала в юности. Она угасала от рака и сознавала, что обречена, но старалась говорить об этом как можно меньше, поскольку Виктор требовал, чтобы каждый, желая предстать перед ним, «смыл с лица своего уныние и стряхнул с себя грусть».

Жюльетта прожила долгую, но несчастливую жизнь и умерла в 77 лет. Писатель был так удручен, что даже не явился на ее похороны. Сам Гюго скончался спустя 2 года, на 84-м году жизни. Церемония прощания с автором продолжалась 10 дней, и в ней участвовало около миллиона человек.

А как бы вы поступили на месте героини?

Фото на превью Alphonse-Léon Noël / wikipedia