AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

Кем была последняя любовь Тютчева, которая сделала известного поэта своим пленником

«Любила ты, и так, как ты, любить — // Нет, никому еще не удавалось!» — эти строки из стихотворения, который Федор Тютчев посвятил своей возлюбленной Елене Денисьевой. За 14 лет отношений Елена Александровна родила поэту 3 детей, а он, хоть и написал про нее немало строф, даже не захотел печатать стихи в ее честь, боясь огорчить законную жену. Об этом решении поэт позже горько пожалел.

Мы в AdMe.ru не смогли пройти мимо истории Елены Денисьевой — женщины, от которой все отвернулись, но она не сильно переживала из-за этого, потому что «ей нужен был только сам Тютчев и решительно ничего, кроме него самого».

Детство и воспитание институтки

Елена Денисьева, которую дома ласково называли Лелей, была из старинного обедневшего дворянского рода. Девочка рано лишилась матери, а с мачехой отношения не сложились. Лелю под свое крыло взяла тетка Анна Дмитриевна, инспектриса Смольного института благородных девиц, где главное внимание уделяли нравственному воспитанию институток.

Денисьева училась в Смольном, но жила не вместе с остальными воспитанницами, а на казенной квартире Анны Дмитриевны. Тетка, отличавшаяся суровым и властным нравом, всем сердцем любила Лелю и проявляла к ней большую снисходительность. Обычно матери или опекунши строго следили за светской жизнью девушек. Но Анна Дмитриевна рано начала вывозить племянницу на балы, оставляла ее один на один с обществом, а сама уходила играть в карты.

Елена сполна пользовалась дарованной свободой: пропускала занятия и иногда подолгу гостила в разных богатых петербургских домах, где царила светская богема. Остроумная, веселая и энергичная Денисьева пользовалась успехом и купалась в лучах внимания множества блестящих поклонников.

Знакомство с дважды женатым поэтом

В институте Леля подружилась с Дашей и Катей — дочерями Федора Ивановича от первого брака. Через них она и познакомилась с отцом: Тютчев регулярно навещал девочек в Смольном, а Даша и Катя часто ездили домой и брали с собой Денисьеву.

Обычно Тютчев влюблялся с первого взгляда, но с Еленой все было по-другому. Увлечение поэта нарастало в течение 5 лет, пока не вызвало со стороны Денисьевой «такую глубокую, такую самоотверженную, такую страстную и энергическую любовь, что она охватила и все его существо, и он остался навсегда ее пленником...».

В августе 1850 года 47-летний Тютчев, его старшая дочь Анна и 24-летняя Денисьева отправились в небольшую поездку в Валаамский монастырь. К тому времени между поэтом и девушкой уже вспыхнула искра, но никто ничего не подозревал, даже жена Тютчева Эрнестина Федоровна.

А в марте 1851 года весь Петербург всколыхнул скандал: оказывается, институтка Денисьева тайно встречалась с отцом своих подруг и вот-вот от него родит! Тут же полетели головы, но последствия не затронули Тютчева, а обрушились только на Елену: перед ней закрылись двери всех домов, где она до этого была желанной гостьей. Ее тетку Анну Дмитриевну уволили из института благородных девиц, а отец Лели в гневе отрекся от дочери и запретил родственникам общаться с ней.

Беременная Елена поселилась вместе с любящей и преданной Анной Дмитриевной на съемной квартире. Через несколько месяцев у нее родилась девочка, которую она назвала в свою честь.

Жизнь с Тютчевым

Денисьева подарила поэту 3 детей: дочь и 2 сыновей. Всех их она записала под фамилией отца, но это не отменяло их незаконного происхождения и не давало никаких привилегий.

Сама Елена Александровна тоже представлялась Тютчевой и считала именно себя его настоящей женой. Тот факт, что за 14 лет поэт так и не повел ее под венец, Денисьева объясняла очень просто: «Я обречена всю жизнь оставаться в этом жалком и фальшивом положении, от которого и самая смерть Эрнестины Федоровны не могла бы меня избавить, ибо четвертый брак Церковью не благословляется».

Запрет на четвертый брак — это вымысел Денисьевой. К тому же Тютчев был женат всего 2 раза. Известно, что он любил Эрнестину и не хотел разводиться с ней. Но, видимо, только так могла себя утешить Елена Александровна.

Законная жена Тютчева все 14 лет была эталоном редчайшего самообладания. Эрнестина Федоровна делала вид, что не знает о второй семье супруга, хотя их отношения практически целиком свелись к переписке, потому что Тютчев большую часть времени проводил с Лелей. Сам же поэт страдал от острого чувства вины перед обеими женщинами. Но не потому, что изменял и той, и другой. Федора Ивановича терзала мысль, что он не отдает себя каждой из них всецело, до конца.

Несмотря на то что друзья и семья отвернулись от Елены Александровны, женщина не стала затворницей. Она сопровождала любимого в поездках в Москву, а с годами вошла в круг близких друзей Тютчева. Денисьева даже участвовала во встречах Федора Ивановича с государственными и политическими деятелями. А незадолго до кончины Денисьевой пара не раз путешествовала по Европе. Леля особенно дорожила этим совместным отдыхом, потому что только тогда Тютчев был «в полном и нераздельном ее обладании».

Трагический финал

Елена Ручкина в образе Денисьевой и Василий Лановой в роли Тютчева.

Отношения 2 влюбленных не были безоблачными. По признанию самого Федора Ивановича, Леля ни во что не ставила его стихотворения, кроме тех, в которых говорилось о его чувствах к ней. Однажды, когда пара была в Бадене, Елена Александровна попросила Тютчева заняться повторным изданием стихов и поставить во главе этого сборника ее имя.

Поэту показалось, что Денисьева слишком многого хочет: «Зная, до какой степени я весь ее, ей незачем было желать и еще других, печатных заявлений, которыми могли бы огорчиться или оскорбиться другие личности». Разумеется, Тютчев боялся огорчить этим жену Эрнестину. Влюбленные поссорились, и Елена сказала, что Федор Иванович еще пожалеет о своем решении, но будет уже поздно. Так оно и вышло.

22 мая 1864 года Елена Александровна родила второго сына — Николая. Сразу после родов у нее начал быстро развиваться туберкулез. Опечаленный и подавленный Тютчев посвятил все свое время уходу за Денисьевой, а 4 августа она скончалась на его руках. Через год из-за скоротечной чахотки ушли из жизни старшая дочь Лена и новорожденный Коленька.

Тютчев был вне себя от горя. Его близкий друг Георгиевский вспоминал, как поэт «жестко укорял себя в том, что он все-таки сгубил ее и никак не мог сделать счастливой в том фальшивом положении, в какое он ее поставил».

А что вы думаете о такой жертвенной любви, какую испытывала Денисьева к Тютчеву?

Фото на превью Иванов / Wikimedia Commons
Поделиться этой статьёй