AdMe
AdMe

8 реальных людей, которые подарили свой образ книжным персонажам

Уведомления
Хм. А я вот полагал всегда, что Дориан Грей - образ, который Уайлд списал с себя любимого.
6
-
Ответить
Писал с Грея, а списал с себя.
1
1
Ответить
Интересная версия.
-
-
Ответить
а кто хотел бы стать героем романа скандального писателя? если Уайльд действительно автор гомо порнографии "Телени", то вполне понятно за что на него подали в суд.
1
-
Ответить
Спасибо, интересно. Про Дюймовочку не слышала. Некролог Пуаро... Забавно
2
-
Ответить
С детства терпеть не могу это произведение Экзюпери. Сам принц всегда вызывал неприязнь.
4
3
Ответить
Вот да, вроде такая «детская» классика, фразы на все времена, но мне вся книга отдавала невротичным душком нежизнеспособного человека
4
-
Ответить
По поводу Уайлда. Я вот над чем задумался: насколько вычурным для англичан выглядит имя Дориан? Грей - это самая обычная фамилия, Серов. Джон Грей - вообще Иван Серов. А вот Дориан Грей это... английский Васисуалий Лоханкин?!
6
-
Ответить
У кого-то автор заимствует внешние данные, у кого-то черты характера, у кого-то события в личной жизни. Например, Наталья Дмитриевна Фонвизина (как и многие ее современники) считала себя прототипом Татьяны Лариной. И в этом что-то есть. Ее любовная история похожа на историю героини романа. Но чаще это, конечно, собирательный образ. Хорошо что, когда читаешь книжку, в большинстве случаев не знаешь о возможном прототипе, чтобы не исчезло волшебство другого мира, придуманного
4
-
Ответить
Я полагаю, что это всё-таки распространенное заблуждение - думать, что писатели могут создать какой-то "собирательный образ" по методу Агафьи Тихоновны: лицо от одного, характер от другого. Нет, они всё-таки переносят на бумагу цельного человека, как и художники на холст - натурщика. Иначе не проглядывал бы из Хлестакова Пушкин (который подобную историю Гоголю и рассказал в лицах), а в художнике из чеховской "Попрыгуньи" не узнали бы Левитана (что последнего страшно обидело).
2
-
Ответить
Мне кажется, возможны оба варианта :) Ведь персонаж должен служить определенным целям; а если у прототипа есть черты, которые категорически не подходят? Да и художники часто рисуют вовсе не единый образ, а комбинируют, разделяют и объединяют детали. Даже один и тот же натурщик в каждую сессию (ведь за один раз можно нарисовать разве что эскиз) чуть разный, у него другое настроение, он чуточку по-другому сел или стал.

А откуда у вас такие сведения? Это из критики или ваши личные наблюдения? Очень интересная точка зрения, никогда раньше с такой не сталкивалась :)
2
-
Ответить
Да, комбинируют, наверное. Но всё равно, на мой взгляд, идет наложение цельных личностей, а не их черт. Если взять от одного знакомого внешность, а от другого характер, персонажа, полагаю, не получится.

Про Хлестакова-Пушкина просто стесняются говорить, но схожесть в общем-то подмечали. А история с Левитаном широко известна. Но я задумался: а ЗАЧЕМ? Зачем Гоголь так по-хулигански вывел своего друга? А Чехов? Разве он не дружил трогательно с Левитаном? И у меня сложился ответ: выпуклый образ можно было дать, только выведя прототип узнаваемым, как он есть. (Гоголь даже попытался смягчить ситуацию, вставив про "с Пушкиным на дружеской ноге". Т.е. как бы: последнее время распространяются слухи, будто Хлестаков - это известный сочинитель г-н Пушкин; в связи с этим ТАСС уполномочен заявить, что подобные слухи не имеют под собой никаких оснований.)
3
-
Ответить
Ух ты, вот это интересно! Действительно, схожесть играет еще лучше, если ее может уловить читатель))

Я все-таки думаю, что есть разные варианты, и есть типажи, в которых внешность неотделима от личности, но есть типажи, когда можно отбросить не то что внешность — большую часть черт, и оставить только одну — самую яркую. Ведь списывают е только колоритных личностей, те же писатели подсматривают черты, поведение, внешность и у людей, ничем, кроме этой характерной детали неприметных)
1
-
Ответить
Вообще-то да, есть персонажи, которые действительно составлены из разных черт разных людей. Литературоведы объяснят, что ильфо-петровский Ляпис-Трубецкой высмеивает какого-то тогдашнего еврейского борзописца, взявшего себе аристократический псевдоним (типа Шапиро-Оболенский). Но в то же время ясно, что это... Маяковский!
1
-
Ответить