AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

10 культовых писателей, которые в пух и прах раскритиковали своих братьев по перу

Иногда мы забываем об обратной стороне жизни писателей. Они не только создавали гениальные произведения, но и выступали в роли читателей. У них тоже были любимые авторы и книги. Но не всегда великие писатели понимали и одобряли творчество своих коллег по перу. Некоторые из них не смогли удержать свое мнение при себе и озвучили его на весь мир.

Мы в AdMe.ru взглянули на классиков мировой литературы под другим углом. Возможно, и вы согласитесь с некоторыми не всегда добрыми, но оригинальными отзывами. А в бонусе мы расскажем, почему Тургенев и Толстой не общались 17 лет.

Владимир Набоков сначала восхищался Буниным, а потом сравнил его с черепахой

Непростым отношениям Набокова и Бунина посвящены целые исследования. Среди них выделяется книга российско-американского филолога и писателя Максима Д. Шраера «Бунин и Набоков. История соперничества». Из нее мы узнаем, что Владимир Владимирович изначально восхищался Иваном Алексеевичем. В 1920-х годах Набоков отправлял Бунину экземпляры своих книг и подписывал их нежно и почтительно: «Великому мастеру от прилежного ученика».

Бунин, уже тогда купавшийся в лучах славы и читательской любви, проявлял благосклонность к молодому писателю. Но Иван Алексеевич начал завидовать возрастающей славе Набокова, и их отношения испортились. Острый на язык Владимир Владимирович напишет жене Вере, что Бунин «похож на старую тощую черепаху, вытягивающую серую, жилистую, со складкой вместо кадыка шею и что-то жующую и поводящую тусклоглазой древней головой».

Иван Алексеевич тоже не останется в стороне и скажет, что Набоков «мошенник и словоблуд (часто косноязычный)».

Шарлотта Бронте оставила колкую рецензию на роман Джейн Остин

Колкие слова Бронте о романе «Гордость и предубеждение» до сих пор приводят в ярость преданных фанатов Остин. А началось все с философа Джорджа Генри Льюиса. Он прочитал «Джейн Эйр» и посоветовал Бронте брать пример с Джейн Остин. Шарлотта Бронте была уязвлена и написала Льюису ответное письмо, в котором отметила, что Остин «совершенно неведомы страсти».

А на «Гордость и предубеждение» у нее получился едкий отзыв: «Я не была знакома с „Гордостью и предубеждением“ до выхода вашей рецензии, но после нее я немедленно достала этот роман и внимательно прочла. И что же я там обнаружила? Точное, как на дагеротипе, изображение банального лица, тщательно отгороженный, хорошо ухоженный сад с ровными бордюрами и нежными цветами. Ни хотя бы одной яркой, дышащей физиономии, ни открытых просторов, ни синих гор, ни серебряных ручьев. Я бы не хотела жить с этими леди и джентльменами в их элегантных, но закрытых на все замки имениях».

Флобер нелестно отозвался о Жорж Санд

Автор «Госпожи Бовари» дружил с Жорж Санд. Приятели активно переписывались, обсуждали творческие вопросы, политику, личную жизнь. Но дружба не бывает гладкой. Однажды Флобер назвал Санд «большой коровой, полной чернил». К сожалению, неизвестно, как на эту колкость отреагировала писательница.

Трумен Капоте заявил, что у Керуака нет таланта

Роман Джека Керуака «В дороге» произвел фурор в читательской среде, но критики и коллеги по цеху отзывались о нем неоднозначно. Произведение и правда было странным: автор пренебрегал знаками препинаний, ставил только тире. Свой творческий метод он назвал «спонтанной прозой». Особенно резко о стиле Керуака высказался Капоте, автор «Завтрака у Тиффани»: «Никто из поколения битников не может сказать ничего интересного, и никто из них не умеет писать, даже мистер Керуак... Это не писательство, а печатание на машинке».

Набоков любил у Достоевского только одно произведение, а все остальное считал безвкусицей

Владимир Набоков не только писал книги, но и преподавал в университете в Америке. Он 20 лет читал студентам лекции по русской литературе. Когда речь заходила о наследии Достоевского, Владимир Владимирович говорил, что «Достоевский писатель не великий, а довольно посредственный». Набоков обвинял его в безвкусице, «бесконечном копании в душах людей с префрейдовскими комплексами». Единственное произведение, которое он любил у Федора Михайловича, — повесть «Двойник». Все остальное, по его мнению, не стоило внимания.

Вот что он сказал о «Преступлении и наказании»: «Мне было 12 лет, когда 45 лет тому назад я впервые прочел „Преступление и наказание“ и решил, что это могучая и волнующая книга. Я перечитал ее, когда мне было 19, и понял, что она затянута, нестерпимо сентиментальна и дурно написана».

Стивен Кинг назвал Стефани Майер бездарностью

В одном из своих интервью «король ужасов» сравнил Майер с Джоан Роулинг и отметил, что они обе ведут разговор с юной аудиторией. «Реальная разница в том, что Роулинг — потрясающая писательница, а Стефани Майер не может создать ничего стоящего», — сказал Стивен Кинг.

Однако, несмотря на нелюбовь к сумеречной саге, писатель понял, почему этот проект стал успешным. Он уверен, что Майер нашла удачную и безопасную комбинацию любви и интимных отношений, которые годятся для девочек, еще не знакомых ни с чувствами, ни с чувственностью.

Фолкнер и Хемингуэй испытывали друг к другу взаимную неприязнь

Эти два автора вообще не сходились в мнениях о том, каким должен быть хороший писатель. Создатель «Шума и ярости» упрекал Эрнеста Хемингуэя в излишней простоте: «Он не в состоянии использовать такие слова, которые могли бы заставить читателя заглянуть в словарь». На что автор «Старика и моря» снисходительно ответил: «Несчастный Фолкнер. Неужели он действительно думает, что большие мысли идут от больших слов?»

Бонус: как Тургенев и Толстой чуть не дошли до дуэли

Два великих русских писателя были добрыми друзьями. Какое-то время они даже жили вместе в одной квартире. Но однажды Лев Николаевич сильно повздорил с Иваном Сергеевичем. Тогда Толстой вместе с Тургеневым гостили в имении Фета. Иван Сергеевич за завтраком начал рассказывать о дочери Полине, которую он отправил на воспитание в Париж к своей возлюбленной мадам Виардо.

Тургенев отметил, что его дочь занимается благотворительностью: она своими руками штопает прохудившуюся одежду беднякам. Но Толстой не оценил добрый поступок девушки и сказал, что «разряженная девушка, держащая на коленях грязные и зловонные лохмотья, играет неискреннюю, театральную сцену».

Писатели начали спорить, и вскоре разъяренный Тургенев начал угрожать Толстому. Правда, потом он извинился перед Львом Николаевичем, но ссора едва не закончилась дуэлью и испортила отношения между ними аж на 17 лет.

А вы читали упомянутые произведения? Согласны с мнениями именитых писателей или можете с ними поспорить?