AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

10+ книжных героев, которые обрели свои характерные черты благодаря прототипам

Писатели не всегда выдумывают образы героев из собственной головы. Порой им достаточно посмотреть по сторонам, чтобы найти примечательную черту внешности, характера или линию жизни. Иногда автор запечатлевает в персонаже портрет эпохи, и в этих случаях экранизации нередко искажают его облик.

AdMe.ru проследил, кто мог повлиять на создание наших любимых героев. А в конце статьи мы приберегли для вас несколько сказочных персонажей, которые имели вполне земные прообразы.

1. Джеймс Бонд (цикл романов, Ян Флеминг)

Поклонники бондианы и любители истории по сей день не могут однозначно сказать, кто был прототипом супершпиона. На характер и похождения Джеймса Бонда повлияло несколько реально существующих людей. Облик шпиона Ян Флеминг позаимствовал у актера и певца Хоги Кармайкла. Например, он так описывает своего героя в романе «Лунный гонщик»:

  • «...Безусловно, хорош... как Хоги Кармайкл в некотором смысле. Эти черные волосы спадают на правую бровь. Черты лица, черепа схожи. Линия рта выглядит так, будто человек жесток, а глаза холодные».

Позже Флеминг сравнил Бонда с Кармайклом и в «Казино „Рояль“».

2. Профессор Преображенский («Собачье сердце», Михаил Булгаков)

Профессор Преображенский и его научный интерес списаны с реально существующего хирурга. Это Самуил Воронов (во Франции известен как Серж Воронов). Он, как и герой Булгакова, занимался пересадкой желез обезьяны человеку для омоложения организма. Поначалу он имел большой успех: пациенты чувствовали себя значительно бодрее, и через операцию прошли несколько тысяч человек. Но позже их состояние серьезно ухудшилось, а результаты изысканий посчитали устаревшими.

В повести несколько отличается и внешность героя:

  • «Он умственного труда господин, с французской остроконечной бородкой и усами седыми, пушистыми и лихими, как у французских рыцарей, но запах по метели от него летит скверный, больницей».

3. Андрей Болконский («Война и мир», Лев Толстой)

Кое-что для своего героя Лев Толстой позаимствовал у современников. Помолвка с Наташей Ростовой навеяна женитьбой брата писателя, Сергея Николаевича. Характер Андрея Болконского и его военные подвиги — отражение личности генерал-лейтенанта Николая Тучкова. Он, как и персонаж «Войны и мира», сделал головокружительную карьеру, но был смертельно ранен в Бородинском сражении.

Внешний облик князя писатель, судя по всему, придумал:

  • «Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Все в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой».

4. Дмитрий Карамазов («Братья Карамазовы», Федор Достоевский)

Образ Дмитрия Карамазова во многом заимствован у заключенного Дмитрия Ильинского. Федор Михайлович не только назвал своего персонажа тем же именем, но и наделил его таким же вспыльчивым нравом. Более того, Дмитрия Ильинского судили за то же самое преступление, что совершил Карамазов, а его уголовное дело включало более 3 000 страниц.

Внешность преступника Ильинского не сохранилась в анналах истории, но Достоевский подробно охарактеризовал старшего из братьев:

  • «Дмитрий Федорович, двадцативосьмилетний молодой человек, среднего роста и приятного лица, казался, однако же, гораздо старее своих лет. Был он мускулист, и в нем можно было угадывать значительную физическую силу, тем не менее в лице его выражалось как бы нечто болезненное. Лицо его было худощаво, щеки ввалились, цвет же их отливал какою-то нездоровою желтизной. Довольно большие темные глаза навыкате смотрели, хотя, по-видимому, и с твердым упорством, но как-то неопределенно».

5. Александр Чацкий («Горе от ума», Александр Грибоедов)

Прообразом главного героя пьесы часто называют публициста и философа Петра Чаадаева. Как и Чацкий, он долгое время путешествовал и имел слишком прогрессивные для своего времени взгляды. Но если Чацкий просто уезжает, то Чаадаева объявляют сумасшедшим, а его произведения запрещают.

Грибоедов не дает читателю точный портрет своего главного героя. Однако по репликам остальных персонажей можно сделать вывод о том, что он имел приятную наружность.

6. Макбет («Макбет», Уильям Шекспир)

Имя Макбет — едва ли не нарицательное для предателей. У литературного образа есть прототип — шотландский король Мак Бетад мак Финдляйх, который правил в XI веке. В отличие от персонажа пьесы король Шотландии не убивал своего предшественника во дворце. Король Дункан погиб в бою, вторгнувшись в земли Макбета. В своем сочинении английский классик не дает описания героя, а вот прототип в молодости отличался красотой и стройностью.

7. Джером, Харрис и Джордж («Трое в лодке, не считая собаки», Дж. К. Джером)

Автору повести не пришлось долго и мучительно создавать персонажей. За основу он взял собственные приключения в путешествии по Темзе в компании двух друзей, Джорджа Уингрейва (Джордж) и Карла Хеншеля (Харрис). У героев и их прообразов много общего: Джордж работал в банке, а Карл обожал театр. После выхода книги количество зарегистрированных лодок на Темзе выросло вдвое.

Вымышленным персонажем была только собака Монморенси. Впрочем, впоследствии у Джерома появился пес.

8. Фицуильям Дарси («Гордость и предубеждение», Джейн Остин)

Культовый герой, влюбивший в себя сотни читательниц, выглядел совсем не так, как Колин Ферт в экранизации «Гордости и предубеждения». В книге внешность персонажа описана схематически.

Исследователи из Университетского колледжа Лондона анализировали моду 1790-х годов (именно тогда создавался роман) и круг общения Остин, чтобы понять, кто вдохновил ее на создание образа. Оказалось, Дарси носил парик, имел узкий подбородок и мускулистые бедра. Широкие плечи и грудь, как у Колина Ферта, в те времена считались приметой простолюдина.

9. Роберт Лэнгдон («Ангелы и демоны», Дэн Браун)

Романы Дэна Брауна сразу после их выхода разгадывал чуть ли не весь мир. Кроме прочих головоломок, автор спрятал еще одну пасхалку. Он назвал главного героя, Роберта Лэнгдона, в честь художника, писателя и специалиста по амбиграммам Джона Лэнгдона. А Леонардо Ветра, отец главной героини, списан с образа Рольфа Ландуа, работника ЦЕРНа.

Киношный Лэнгдон, которого сыграл Том Хэнкс, вполне соответствует литературному описанию:

  • «Хотя сорокапятилетний Лэнгдон и не был красив в классическом понимании этого слова, у него, как выражались его сотрудницы, была внешность „эрудита“: седые пряди в густых каштановых волосах, пытливые проницательные голубые глаза, обворожительно сочный низкий голос, уверенная беззаботная улыбка спортсмена из университетской команды».

Бонус № 1. Муми-тролли (серия книг про муми-троллей, Туве Янссон)

В книгах о муми-троллях можно проследить жизнь Туве Янссон. В ее произведениях метафорически отражается происходящее как в мире, так и вокруг нее. Например, прототипами муми-папы и муми-мамы считаются родители художницы. Янссон наделила героев некоторыми их чертами.

Как и мать Туве, муми-мама — домохозяйка и любящая жена, которая в то же время занимается творчеством. Муми-папа похож на отца Янссон: в книге это респектабельный глава семьи, в душе которого иногда просыпается меланхоличный искатель приключений.

Бонус № 2. Мэри Поппинс («Мэри Поппинс», Памела Трэверс)

Памела Трэверс придумала свою идеальную няню, опираясь на образ двоюродной бабушки. Последняя была романтичной натурой, охочей до приключений, а свои секреты держала в тайне. Вот как сама Трэверс описывает родственницу в полуавтобиографической книге «Тетя Сасс»: «В ней было что-то, что дышало через жесткое внешнее тело — воздух, запах, шепот, — сущность того, кого любовь поразила в самое сердце. Как иногда в старом сарае вы будто ощущаете давно исчезнувший запах яблок».

Какой литературный герой был у вас любимым и почему? Ваше представление отличалось от авторского?