AdMe

16 пользователей безжалостно прошлись по книгам, о которых обычно читатели говорят с трепетным придыханием

Каждый сталкивался с ситуацией, когда с предвкушением берешь в руки расхваленный роман, а после прочтения испытываешь разочарование. Если все вокруг отзываются о книге только в превосходной степени, невольно готовишься разделить восторг. Но даже признанный шедевр мировой литературы может вызвать отторжение, и стыдиться этого не стоит.

Реклама

Мы в AdMe.ru уважаем каждое мнение, потому c интересом ознакомились с нелестными отзывами пользователей о книгах, при упоминании которых принято добавлять эпитет «великие».

  • Габриэль Гарсиа Маркес. Сто лет одиночества. Вы можете обвинять меня в отсутствии вкуса, но это нечитаемо! Какая-то мешанина со все новыми и новыми персонажами, причем с одинаковыми именами, так что вскоре уже не понимаешь, где ты находишься и кто все эти люди. Это «Черный квадрат» в литературе. Проходите мимо, не мучайте себя разгадыванием смысла, которого, возможно, там и нет. © IvoKoimecs / Livelib

  • Дафна Дюморье. Ребекка. Большинство в восторге и бросает вверх чепчики, а я едва домучила книгу до конца. Сразу не понравилась главная героиня. Совершенно безликая и скучная личность, не имеющая своего мнения. Поставь ее на фоне серой стены — и не отличишь. Сам сюжет неторопливый и даже занудный. Слабохарактерные герои, неспособные поговорить друг с другом, и медленное развитие событий. Не понимаю, почему «Ребекку» называют страшным романом, легшим в основу жанра триллер. Ни одного напряженного момента. © Dianel / Livelib

  • Эрих Мария Ремарк. Триумфальная арка. Читать эту книгу с карандашом в руке — большое удовольствие: каждая страница содержит по меньшей мере две ярких цитаты. Но, пардон, где хороший сюжет? Будоражащие воображение сцены? Где динамика? Ничего подобного я в книге не увидела. 500+ страниц однообразных описаний темного Парижа, хождений туда-сюда и мыслей героя обо всем, что происходит в его жизни. При абсолютном отсутствии хорошего сюжета это не для меня. © kurtz / Livelib

  • Маргарет Митчелл. Унесенные ветром. 359 раз повторяет Скарлетт, что она обо всем подумает потом. Может, если бы она хоть один раз дала себе труд подумать или просто задуматься, читать про нее было бы увлекательнее. Мне интересно следить за тем, как люди думают, а не за тем, как они предпочитают этого не делать. И хотя история банальна и предсказуема, роман выглядит незавершенным. По-настоящему интересные события начались на 200 последних страницах, но повествование оборвалось совершенно неожиданно. Как будто сама Митчелл решила подумать об этом завтра, да так и не собралась. © Funny-ann / Livelib

Реклама
  • Джон Бойн. Мальчик в полосатой пижаме. Все происходящее в книге мне показалось ну уж слишком неправдоподобным. А ведь речь идет о реально произошедших исторических событиях. Книга попросту манипулирует эмоциями читателей, чтобы посильнее на слезу пробить. На такие слезоточивые книжки всегда спрос есть, они хорошо продаются. А вот есть ли тут какая-нибудь ценность, учит ли эта книга чему-либо, — это уже другой разговор. © OksanaBB / Livelib

  • Борис Пастернак. Доктор Живаго. Насколько пустой оказалась книга при таком-то объеме — уму непостижимо! Да простят меня почитатели, это мое сугубо личное мнение. Вывод, который я сделала о Живаго: слизняк с раздутым самомнением. Всех женщин своих ему жалко, но он ни в чем не виноват. Сам сюжет — это бесконечная череда рваных глав, пустых диалогов либо мыслей самого автора. © morskaya13 / Livelib

  • Федор Достоевский. Идиот. Если бы не фамилия Достоевский на обложке, я бы подумала, что это какая-то мыльная опера. Такое чувство, что окунулась в корзину с чьим-то грязным бельем. Зачем мне все это? Куча героев, которых не отличала друг от друга. Так мало самого князя, так мало Настасьи Филипповны, зато много других, лишних. Ничего не понравилось в этом романе. © yayanka / Livelib

  • Шарлотта Бронте. Джейн Эйр. Наитипичная, невзрачная и бесхарактерная главная героиня. Все подлости и гадости этого мира валятся на нее одновременно. А она просто плывет по течению. Вот эта пассивность меня и смущает! Джейн Эйр напоминает принцессу из детских мультиков, которой ничего не надо делать, просто быть хорошей девочкой, и все само станет хорошо. © zdalrovjezh / Livelib

Реклама
  • Джон Толкин. Властелин колец. Никак не пойму всеобщего восхищения этой книгой. Тьма описаний, тягостных, дотошных и, что самое неприятное, плохо воспроизводимых в воображении. Иными словами, «кино» в голове не включилось. Такое чувство, будто персонажи вырезаны из картона. Добро и зло слишком явные и однобокие. В принципе, для классики фэнтези это неудивительно, но для читателя, которому не чужда психология, — минус. © Dream__Catcher / Livelib

  • Джейн Остин. Эмма. Учитывая исторический контекст, нет ничего удивительного в том, что у женщин только и разговоров, что о замужестве. Но только зачем же так гиперболизировать, что создается неприятное ощущение, будто в тебя впихнули чашку сахара? Невыносимо раздражает сама идея сводничества, которым Эмма так рьяно увлекается и в котором терпит сокрушительное поражение с весьма неприятными последствиями. © Seducia / Livelib

  • Харпер Ли. Убить пересмешника. Тоска зеленая! Прочитал эту книгу исключительно из-за утверждения, что это классический образец американской литературы и поэтому книга обязательна для изучения практически во всех американских школах. Но не понравилось. Затянутые описания детских игр, концентрация автора на малозначительных деталях и событиях, которые не имеют практически никакого отношения к сюжету. Первые 10 глав просто описывают жизнь в пыльном городишке. В общем, американским школьникам не позавидуешь. © Andreas / Livelib

  • Фрэнк Герберт. Дюна. Это из категории сказок, где зло должно быть наказано. Отсюда вытекает осознание бессмертия главного героя. На протяжении всего повествования ключевым персонажам помогала рука Создателя: как только они попадали в какую-то передрягу, у них неожиданно открывались тайные способности, о которых они раньше не подозревали. Где преодоление трудностей своими силами? Где физическая и моральная истощенность? Почему я не чувствую отчаянную борьбу за жизнь, не ощущаю, с каким трудом неподготовленному герою, оказавшемуся посреди пустыни, дается каждый шаг? Во время прочтения ни один нерв не дрогнул, потому что ты знаешь, что младший Атрейдес, ведомый могучей дланью автора, преодолеет все без особого напряга. © Sveta_SheFF / Livelib

Реклама
  • Умберто Эко. Имя розы. Из более чем 600 страниц по-настоящему интересными для меня были от силы 150. Описания бесконечны. Доходя до конца предложения, забываешь с чего оно начиналось. Ты вроде бы как читатель рад погрузиться в произведение, и воды в нем хоть отбавляй, да только как-то неглубок водоем. Детектив, в котором откуда ноги растут становится очевидно уже в середине книги. © Krashenaya / Livelib

  • Кэтрин Стокетт. Прислуга. Жила-была девочка, золотистые косы, в одном маленьком южноамериканском городе. Она получила образование и вернулась домой, но хотелось и ей стать знаменитой. Всю книгу я звала про себя героиню «Рита Скитер Прытко Пишущее Перо». Те же амбиции, та же беспринципность в погоне за сенсацией. В поисках успеха девушка решает рассказать миру о том, как живет прислуга. Автор расставляет акценты на мерзостях, скрадывая добрые истории служанок, которых даже больше, чем злых. Зачем подчеркивать, что хозяйка помогла с лечением, оплатила учебу, если можно потрясти грязным бельем? Читаешь, и кажется, будто в мире больше нет ничего хорошего, одна гнусность. © MarynaD / Livelib

Реклама
  • Гюстав Флобер. Госпожа Бовари. Довольно скучная книга с отталкивающей героиней. До прочтения наивно думала, что это роман о чувствах несчастной женщины, задавленной провинциальной общественностью. Оказалось, роман о диком эгоизме, о чудовище в облике прелестной леди, которая, не задумываясь ни на секунду, разрушает жизни мужа и дочери. © samma / Livelib

  • Лев Толстой. Анна Каренина. Анна ничем дельным не занимается. Хорошо, в обществе ее не принимают, друзья отвернулись. Так есть же книги, вышивание, шитье, ребенок! Да займись ты хоть обучением крестьянский детей, пока в деревне живешь. Но нет, Вронский — центр мира! Да и отчаяние оттого, что окружение не поняло ее поступка. А должен был? Аннушка правил света не знает? Никогда не участвовала в обсуждении дам, их нарушивших? Правильно сказала крестьянка, когда узнала сюжет романа: «Корову бы ей, а лучше две». Безделье до хорошего не доводит. © Anneroze1 / Livelib

С отзывами на какие произведения вы согласны? А какие рецензии, наоборот, вызвали желание защитить честь книги?

Реклама