AdMe
AdMe

История художницы Зинаиды Серебряковой, чьи картины были полны света, а жизнь оказалась мучительнейшей пыткой

Зинаида Серебрякова стала одной из первых русских женщин, вошедших в историю живописи. Большая часть ее картин — светлые и жизнерадостные полотна, поэтому трудно себе представить, что в реальности она претерпевала множество лишений и потерь. Художница овдовела в 35, более 3 десятилетий не видела дочь и сына, какое-то время ее материальное положение было настолько бедственным, что она даже не могла позволить себе купить масляных красок и нормальной еды.

Мы в AdMe.ru перенеслись в волшебный мир, созданный Зинаидой Серебряковой, и даже не могли себе представить, что ее судьба была столь тяжела.

  • Кажется, уже на роду Зинаиде Серебряковой было написано стать человеком, связанным с искусством. Ее дед, Николай Бенуа, был известнейшим архитектором, отец, Евгений Лансере, — скульптором-анималистом, а мать в молодости пробовала себя в графике.
  • Она родилась 10 декабря 1884 года в родовом имении Нескучное под Белгородом. Александр Бенуа, дядя художницы, вспоминал про особую «солнечную насыщенность», которая была присуща этим местам. Так что ее с ранних лет окружали великолепные пейзажи, которые в позднейшем вылились в живописнейшие картины.
  • Отец девочки скончался, когда ей было 2 года, мать осталась одна с 6 детьми на руках и умудрилась каждому из них, не без помощи родственников, дать достойное образование.
«Росла Зина... болезненным и довольно нелюдимым ребенком, в чем она напоминала отца и вовсе не напоминала матери, ни братьев и сестер, которые все отличались веселым и общительным нравом».
  • Свои первые зарисовки Зина начала делать в 15-летнем возрасте. В Русском музее хранятся альбомы с рисунками художницы, которые датируются 1899, 1900 и 1901 годами. В основном на них изображена природа, семейные посиделки и заграничные впечатления. Видимо, уже тогда в ней зародилась страсть к изображению крестьян за работой, ведь все это она наблюдала воочию.
  • В 1900 году, окончив женскую гимназию, Серебрякова поступила в петербургскую Академию художеств. Однако ей не нравилось там учиться, она бросила ее и перешла в художественную школу княгини Марии Тенишевой, а потом в мастерскую портретиста Осипа Браза, став его ученицей.
  • В 1902–1903 годах во время путешествия по Италии она познакомилась с художницей Анной Остроумовой-Лебедевой. Именно эта встреча убедила Серебрякову в том, что она занимается своим делом, и подвела ее к решению продолжить рисовать самостоятельно, без наставников.
  • Со своим будущим мужем Борисом Зинаида Серебрякова была знакома еще с детства. Студент института путей сообщения и начинающая художница заключили брак в 1905 году.
  • Долгое время молодые путешествовали по Франции, где Серебрякова занималась в рисовальных классах художественной академии и ходила по музеям и галереям. Там она забеременела первенцем Евгением, а родила его, уже будучи в Нескучном. Через год их семья пополнилась сыном Александром, в 1912 году появилась на свет дочь Татьяна, а в 1913-м — Екатерина. Кстати, впоследствии все они так или иначе оказались связаны с искусством.
  • В 1908 году она создала ряд известнейших пейзажей, а в 1909-м написала свою, пожалуй, самую известную картину «За туалетом», которую спустя год показала на выставке Союза русских художников.
  • Тогда же по настоянию Валентина Серова Третьяковка купила эту картину у начинающего мастера. Это взбудоражило публику настолько, что она еще долго судачила о том, почему же Третьяковка отдала предпочтение автопортрету 26-летней художницы, а не работам выдающихся мастеров, выставлявшимся там же. Это было невероятное событие, ведь тогда Зинаиде было всего 26 лет, а в те времена женщин-художниц всерьез не воспринимали.
«Мой муж Борис Анатольевич был в командировке для исследования северной области Сибири, в тайге. Я решила дождаться его возвращения, чтобы вместе вернуться в Петербург. Зима этого года наступила ранняя, все было занесено снегом — наш сад, поля вокруг — всюду сугробы, выйти нельзя, но в доме на хуторе тепло и уютно. Я начала рисовать себя в зеркале и забавлялась изобразить всякую мелочь „на туалете“».
  • Тогда же ее стали приглашать на всевозможные вернисажи, однако она чуралась больших компаний и предпочитала посиделки в кругу семьи или же полностью посвящала себя рисованию. Так, например, в первой половине 1910-х годов — кстати, именно этот период называют расцветом творчества Серебряковой — были созданы «Купальщица» (1911), «Баня» (1913), «За завтраком» (1914). На последней картине художница запечатлела своих детей.
  • В декабре 1917 года в связи с беспорядками ей вместе с семьей пришлось покинуть Нескучное и перебраться в Змиев, а затем в Харьков на съемную квартиру. Связь с ее любимым Борисом была потеряна, она искала его по всей стране. В своем письме брату она признавалась: «Ни строчки от Бори, это так страшно, что я совсем с ума схожу».
  • Наконец в 1919-м она встретилась с мужем, который в этом же году скончался у нее на руках в возрасте 38–39 лет. Примерно в это же время ей пришла весточка о том, что их имение в Нескучном разорено и сожжено.
  • Овдовев в 35 лет, она продолжала хранить верность мужу. Даже после кончины супруга рисовала его портреты, которые часто подписывала «Любимый Боречка».
  • Зинаида осталась одна с 4 детьми и больной матерью. Материальное положение семьи было настолько бедственным, что художнице пришлось перейти с масляных красок на карандаш и уголь.
  • Чтобы хоть как-то содержать семью, она устроилась на скучнейшую подработку в археологический музей, где рисовала таблицы исторических находок. Тогда же создала шедевр «Карточный домик» — произведение, которое считается одним из самых трагичных в творчестве художницы. На картине изображены осиротевшие дети Зинаиды, строящие карточный домик, который вот-вот рассыплется. Это полотно символизирует хрупкость и неустойчивость положения ее семьи в те годы.
«Для меня всегда казалось, что быть любимой и быть влюбленной — это счастье, я всегда была как в чаду, не замечая жизни вокруг, и была счастлива, хотя и тогда знала и печаль, и слезы... Так грустно сознавать, что жизнь уже позади, что время бежит и ничего больше, кроме одиночества, старости и тоски, впереди нет, а в душе еще столько нежности, чувства».
  • Подруга Серебряковой Галина Тесленко вспоминала тот период жизни Серебряковых: «В материальном отношении Серебряковым жилось трудно, очень трудно. По-прежнему котлеты из картофельной шелухи были деликатесом на обед».
  • В 1924 году за границей купили несколько ее полотен. Окрыленная успехом, художница решила перебраться за рубеж. Она оставила детей матери и поехала в Париж. Ее дочь Татьяна рассказывала: «Мне было двенадцать лет, когда моя мать уезжала в Париж. Пароход, шедший в Штетин, стоял она причале <...>. Мама уже была на борту... Я чуть не упала в воду, меня подхватили знакомые. Мама считала, что уезжает на время, но отчаяние мое было безгранично, я будто чувствовала, что надолго, на десятилетия расстаюсь с матерью». Так и получилось.
«Здесь я одна, никто не принимает к сердцу, что начать без копейки и с такими обязанностями, как у меня (посылать все, что я зарабатываю, детям), безумно трудно, и время идет, а я бьюсь все на том же месте. Я беспокоюсь о том, как идет эта зима у наших... денег посылаю все меньше, т. к. теперь здесь такой денежный кризис , что не до заказов. Вообще я часто раскаиваюсь, что заехала так безнадежно далеко от своих».
  • В 1925 году художнице удалось вывезти к себе сына Александра. Он брался за любые заказы, тем самым обеспечивая семью в финансовом отношении. А в 1928-м смогла переехать и 15-летняя дочь Екатерина, которая взяла на себя все заботы по хозяйству. Кстати, Екатерина так и не завела свою семью, потому что «всю свою жизнь посвятила таланту матери».
  • В 1933 году из-за голода скончалась мать Зинаиды Екатерина Лансере. В связи с бюрократическими препонами художница не смогла выехать на родину, хотя она и мечтала об этом, а когда такая возможность появилась, пошатнувшееся здоровье Серебряковой не позволило решиться на этот шаг. Она писала своей дочери Татьяне: «Может быть, и мне вернуться? Но кому я там буду нужна? Тебе, дорогой Татусик, нельзя же сесть на шею. И где там жить? Всюду буду лишняя, да еще с рисованием, с папками...»
  • Несмотря на то что у Серебряковых были весьма обеспеченные заказчики, их положение оставалось крайне сложным. Во многом из-за того, что в тот период было популярно совсем другое искусство — с новыми формами и смелыми экспериментами.
  • Двоих из 4 детей она увидела лишь спустя более 35 лет. С дочерью Татьяной художница встретилась спустя 36 лет — в 1960 году в Париже, а с сыном Евгением в 1966-м. Татьяна вспоминала: «Она осталась верна себе не только в своих убеждениях и искусстве, но и во внешнем облике. Та же челка, тот же черный бантик сзади, и кофта с юбкой, и синий халат, и руки, от которых шел какой-то с детства знакомый запах масляных красок».
  • Именно благодаря стараниям Татьяны в 1965 году в Москве была организована персональная выставка ее матери, которая прошла с грандиозным успехом и даже была повторена в Киеве и в Ленинграде.
  • После этого начали печататься миллионными тиражами альбомы с ее картинами, а критики отзывались о Серебряковой не иначе как «новый Боттичелли». Молодые художницы подражали ей не только в творчестве, но и в одежде, и даже в манере укладке волос.
  • Зинаиде Евгеньевне посчастливилось дожить до признания на родине — она скончалась в 1967 году в возрасте 82 лет. Во время похорон шел проливной дождь, будто бы сама природа оплакивала кончину великого мастера. Ее похоронили в Париже на небезызвестном кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Какие картины Зинаиды Серебряковой у вас самые любимые?

Поделиться этой статьёй