AdMe

Как Заха Хадид, в которую никто не верил, стала Моцартом в мире архитектуры

31 октября родилась одна из самых ярких женщин-архитекторов современности — Заха Хадид, чье имя в переводе с арабского означает «блистательная». В 2019 году ей исполнилось бы 68 лет. Она отрицала привычный взгляд на вещи, ее проекты называли слишком безумными и нереализуемыми, она проигрывала тендеры на протяжении 17 лет, но именно она стала той женщиной, которая полностью изменила мир архитектуры.

Мы в AdMe.ru всегда были очарованы футуристическими формами зданий великого архитектора, которые возводят и по сей день, после смерти Хадид, и надеемся, что ее история сподвигнет вас на воплощение самых смелых задумок.

Суперзвезда архитектуры родилась в 1950 году в Багдаде

Заха родилась в довольно обеспеченной иракской семье, поэтому истории о сложном детстве — это не про нее. К слову, известные модели Джиджи и Белла Хадид не имеют никакого отношения к родственникам Захи, хотя их отец тоже связан со строительным бизнесом.

Изначально девушка хотела стать математиком и даже изучала эту науку в Американском университете Бейрута. Однако в какой-то момент она неожиданно поняла, что ее душа больше лежит не к цифрам, а к формам, и сфокусировалась на архитектуре.

Вскоре Хадид уехала в Лондон, где познакомилась со знаменитым голландским архитектором Ремом Колхасом. Он сразу обратил внимание на талант своей ученицы и стал ее наставником.

Преподаватель называл девушку «планетой на своей собственной орбите». После окончания университета Колхас позвал юную Хадид работать в свое бюро в Роттердаме. После 3 лет сотрудничества Заха решила, что она готова начать свою собственную независимую практику, и вернулась в Лондон.

В течение 17 лет проектам Хадид говорили «нет», а ее саму называли «бумажным архитектором»

Окунувшись в мир архитектуры с головой, Хадид представляет довольно много проектов, но раз за разом сталкивается с критикой. Несмотря на множество идей и задумок, до начала 90-х годов не было построено ни одного здания по ее чертежам.

При этом проекты Захи выигрывали крупные международные конкурсы, но все они только оставались на бумаге, поскольку их считали безумными: слишком фантастичными и нереализуемыми. Все, что остается Захе, — продолжать «работать в стол» и лелеять надежду на прогресс в архитектуре.

И вот в 1982 году кажется, что удача ей улыбнулась: был утвержден проект Хадид — спортивный клуб на вершине гор в Гонконге. Однако через год заказчик отменил строительство, и от проекта остались всего лишь чертежи.

На конкурсные деньги Заха решила открыть свой офис, который станет настоящей империей спустя 30 лет. Однако Заха не сдается и благодаря упорству и волевому характеру продолжает создавать свои безумные, но прекрасные проекты.

Первое здание она построила в 44 года. Это была пожарная часть

Слева — здание жилого дома IBA, справа — пожарная часть Vitra.

В 1993 году был реализован первый проект Хадид — крошечная пожарная часть для мебельной компании Vitra, которая стала настоящим произведением искусства. Для того времени это было новое слово в мире архитектуры. Здание и правда впечатляло своей формой: изогнутые и наклоненные бетонные плиты как будто застыли в причудливом танце.

Кроме этого, в том же году было построено еще одно здание по проекту Захи — жилой дом IBA. Причем в этом ей помогли местные феминистки, которые боролись за увеличение присутствия женщин в современной архитектуре Германии.

Заха была поклонницей Казимира Малевича и конструктивизма

Хадид была большой поклонницей творчества Казимира Малевича и русского авангардизма в целом. Свою дипломную работу, проект обитаемого моста над Темзой, Заха назвала в честь художника — «Тектоник Малевича».

Кроме того, в раннем творчестве Хадид прослеживаются явные пересечения с русским конструктивизмом. Например, если сравнить ее знаменитую пожарную станцию Vitra с работами конструктивистов, то определенное сходство становится очевидным.

Именитая архитектор успела построить в России два значимых здания. Первым стал футуристический особняк бизнесмена Владислава Доронина в районе Рублево-Успенского шоссе, вторым — московский бизнес-центр Dominion Tower в стиле авангардизма.

В дальнейшем Заха полностью отдает предпочтение таким стилям, как авангардизм и футуризм.

В одно и то же время Хадид получила «Оскар» в мире архитектуры и обвинения в нефункциональности ее зданий

По словам Захи, настоящий интерес к ее творчеству проявился после того, как она приняла участие в строительстве Центра современного искусства в Цинциннати. Помимо того, что он стал первым музеем в Америке, спроектированным женщиной, в нем очень четко угадывался фирменный стиль Хадид — словно «наползающие» друг на друга стены, острые углы и неожиданные формы.

Однако настоящим триумфом для Хадид стал 2004 год: за проект Центра водных видов спорта в Лондоне она получила Притцкеровскую премию, которая считается «Оскаром» в мире архитектуры. Заха стала первой женщиной, удостоенной такой награды.

После этого Хадид стала одним из самых модных и востребованных архитекторов в мире, но это звание сыграло с ней злую шутку. Дело в том, что вскоре критики начали обвинять женщину в том, что она слишком увлекается самовыражением, забывая про функциональность зданий.

Так, после строительства ее триумфального Центра водных видов спорта некоторые зрители верхних рядов жаловались, что из-за вычурного потолка здания им не видно того, что происходит в бассейнах арены.

Другой пример — музей современного искусства MAXXI в Риме. Специалисты сочли его неподходящим для экспонирования арт-объектов. Дело в том, что здание представляет собой длинный извивающийся одноэтажный лабиринт, и совершенно непонятно, какие объекты там можно разместить. Кроме того, музей получился настолько огромным, что даже крупные картины в нем совершенно терялись. Таким образом, здание MAXXI стало скорее памятником самому себе.

Тем не менее проекты Хадид никого не оставляли равнодушным, и ее почерк стал одним из самых узнаваемых в мире.

«Королева кривой» — так называли Заху и ее творческий метод

Издание The Guardian окрестило Хадид «королевой кривой», которая «освободила архитектурную геометрию». Хадид и правда всю свою жизнь занималась тем, что разрушала стереотипы и общепринятые каноны, выходя за рамки привычного пространства. Кроме того, она отрицала геометрию и использовала искаженную перспективу, когда на первый план выходили кривые линии.

Заха почти всегда добивалась желаемого и никому не позволяла усомниться в своей правоте. Видимо, поэтому ее невероятные проекты, часто на грани возможного, все-таки оказывались реализованными.

Кстати, бюро Захи Хадид одним из первых перешло к параметрическому подходу в проектировании. Такой подход позволял обрабатывать огромные объемы данных, на основе которых можно было сформировать очень сложную структуру зданий. Кроме того, воплотить в жизнь фантастические проекты звездного архитектора помогал композитный пластик, который позволяет строить здания самых невероятных форм.

В целом весь подход Хадид к архитектуре можно назвать художественным. Она отвергала функционализм и рационализм и опиралась исключительно на свою фантазию.

С каждым годом проекты Хадид становились все более вычурными и дорогостоящими

В начале и середине нулевых Заха смело воплощает в жизнь свои амбициозные идеи. Уже все знают вычурный стиль Хадид, и у нее даже появляются подражатели. Ее здания становятся не просто объектами в пространстве, а настоящими произведениями искусства. Их сравнивают с космическими кораблями — настолько непривычно они выглядят для человеческого глаза.

Каждый следующий проект Хадид оказывается мощнее предыдущего. И, разумеется, все ее задумки стоят огромных денег. Например, строительство Центра дизайна Dongdaemun Design Plaza в Сеуле и знаменитый Центр Гейдара Алиева в Баку обходятся в сотни миллионов долларов.

При этом мир переживает кризис 2008 года и стремится к экономии. Позднее Заху начинают критиковать за то, что пространство в ее проектах используется неэффективно. Однако суперзвезда архитектуры отвергает все обвинения и все равно находит своих заказчиков. В Китае, нефтяных странах Ближнего Востока с экономикой все в порядке, и они могут позволить себе возводить самые дорогие здания.

В это время появились такие проекты Хадид, как 40-этажный отель в китайском городе Макао, опера в Гуанчжоу, политехнический университет в Гонконге, комплекс Galaxy SOHO в Пекине.

Скандалы, связанные со строительством стадионов в Катаре и в Японии

К сожалению, последние годы жизни Захи Хадид были омрачены очень неприятными инцидентами в нескольких странах. Так, при строительстве стадиона по ее проекту в Катаре погибло несколько рабочих. Известное имя архитектора послужило триггером для журналистов, и имя Захи часто мелькало в СМИ в негативном контексте, хотя дизайн здания сам по себе не был опасным для людей.

Затем многие критики сочли форму катарского стадиона слишком экстравагантной и даже провокационной: кому-то показалось, что сверху здание напоминает женские половые органы. При этом сама автор с негодованием назвала эти ассоциации нелепыми и уточнила, что на эту форму стадиона ее вдохновила традиционная арабская лодка доу.

Еще одна проблема возникла при строительстве олимпийского стадиона в Токио. Проект казался слишком дорогим: на его реализацию потребовалось бы $ 2 млрд. Японская пресса даже сравнила этот стадион с морской черепахой, которая затянет Японию на дно.

Позднее правительство решило отказаться от этой масштабной постройки в пользу более демократичного варианта.

Даже после смерти архитектора по всему миру строятся здания по проектам Хадид

Заха Хадид умерла в возрасте 65 лет от сердечного приступа в клинике в Майами, где она лечилась от бронхита. Одним из ее последних реализованных проектов стал жилой дом в Нью-Йорке.

Поскольку архитектура была единственной любовью Хадид, ее проекты заменили ей семью. Однако главное дело жизни великой женщины-архитектора продолжает жить: эстафету принял ее партнер по архитектурному бюро Патрик Шумахер. Вместе они проработали 28 лет, так что Патрик полностью разделяет принципы работы Захи. Сейчас бюро реализует более 30 неоконченных работ Хадид и берется за новые. Так, недавно был достроен Международный центр культуры и искусства «Мэйсиху» в китайском городе Чанша.

Кроме того, этой осенью состоялось открытие крупнейшего в мире международного аэропорта Дасин в Пекине.

В столице Саудовской Аравии в 2020 году запланирован запуск метрополитена, главную станцию которого проектировала Хадид. Основную часть станции выполнят из белого мрамора, а стены будут декорированы пластинами из золота. По словам автора, она вдохновлялась песчаными дюнами Саудовской Аравии.

И это далеко не все проекты «королевы архитектуры», которые скоро увидят мир. Так что можно не сомневаться: Заха Хадид все еще с нами.

Может быть, вы видели своими глазами какие-нибудь здания Захи Хадид? Или, возможно, хотели бы посетить?

Фото на превью David Levene /eyevine/EAST NEWS