AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

Я проверила 7 способов прекратить детскую истерику. Некоторые из них действительно работают

Нет ребенка, который хотя бы раз не задал жару своим родителям, устроив истерику. А уж разрыдаться и упасть на пол в магазине или на главной улице города — классика, с которой знаком каждый родитель. Всю гамму чувств, которую в этот момент испытывают мама и папа рыдающего навзрыд страдальца, даже сложно описать.

Меня зовут Аня, и у меня 3 детей, каждый из которых неоднократно проверял мои нервы на прочность. Они испытывали на мне свои методы борьбы с системой, а я на них — свои способы остаться в здравом уме, когда вокруг дрожат стекла и лопаются барабанные перепонки. И я готова рассказать читателям AdMe.ru, какой именно прием из всех испробованных мною помог в этом лучше всего.

1. Жалела и давала ребенку то, что он хотел

Когда истерика впервые случилась у моего первого ребенка, я совершенно не понимала, что делать. Это произошло на детской площадке, с которой сын не хотел уходить, и все присутствующие смотрели на меня — кто с сочувствием, кто со злорадством, а кто и с осуждением. Мой сын лежал на асфальте, дрыгал руками и ногами и лишь иногда приподнимал голову, чтобы посмотреть, чем в этот ответственный момент занята его мать.

Я же была охвачена раздражением, жалостью и боязнью, что ребенок в порыве эмоций ударится об пол головой. Поэтому присела рядом, чтобы пожалеть и подложить свою руку ему под голову. Едва я сделала это, как сын начал рыдать с удвоенной силой. Я выдержала недолго и сдалась, оставшись на площадке еще на полчаса-час.

Такие истории потом происходили снова и снова — и каждый раз сценарий был одинаковый: сын падает на пол и рыдает, я испуганно жалею, оберегаю и утешаю, безуспешно пытаясь прекратить этот скандал. И в результате он неизменно получает то, за что боролся.

Вывод: не работает. Сын мгновенно понял, что истерикой добиться желаемого легче всего, и стал устраивать их все чаще и чаще.

2. Кричала и угрожала

Понимая, что веду себя с сыном неправильно, не зная, как лучше поступать, и понемногу сходя с ума от бесконечных концертов сына, незаметно для себя я стала прикрикивать на него. Однажды, когда он снова решил получить желаемое уже привычным способом, я не выдержала и стала всерьез кричать. Кричала, чтобы он прекратил, что у меня нет больше сил, топала ногами и, перекрикивая сына, требовала замолчать сейчас же, иначе я отшлепаю его.

Мои крики и угрозы, увы, не смогли заставить его замолчать. Напротив, он кричал еще громче. Только теперь ко всему этому добавился его страх, так что успокаивался он гораздо дольше, чем обычно. Разумеется, этот случай не мог остановить снежный ком — истерики продолжались. А я, к своему стыду, продолжала кричать и угрожать. Истерик не стало меньше, зато теперь они длились дольше.

Вывод: не работает. И даже продлевает экзекуцию для всех участников представления. Абсолютно тупиковый путь, после которого в поведении ребенка ничего не меняется, зато мама чувствует некоторое отвращение к себе.

3. Молчала и игнорировала

Тогда я попробовала взять себя в руки и решила полностью игнорировать крики сына или даже уходить от него в другую комнату. Разумеется, не удовлетворяя запрос, из-за которого все началось.

Со старшим сыном это сработало: поняв, что остался в комнате один, он быстро затих. Пришел ко мне и наивно поинтересовался, почему я ушла. Я ничего не ответила, кипя праведным гневом и наказывая его молчанием. Через 5–10 минут сын забыл все, чего хотел до этого, — он лишь тихо плакал возле меня и говорил, что больше так не будет, хватал меня за ноги и просил обнять его. Я устыдила его. Сын горестно молчал, хлюпая носом. Потом попросил прощения, но видно было, что он не понимает и не чувствует никакой вины.

Однако с младшим сыном этот способ не сработал: если я хотела убежать от его воплей в другую комнату, он просто бежал за мной, рыдая еще громче. Этот парень желал плакать исключительно для зрителей, и уйти от него не представлялось возможным. Однажды я попробовала молчать минут 15 — и он столько же плакал. Больше я не выдержала.

Вывод: работает, но не со всеми детьми. Признаюсь, я не смогла использовать метод игнорирования и молчания: он показался мне слишком жестоким и унизительным.

4. Предлагала плакать в своей комнате

Не желая использовать столь радикальные методы, как полный игнор, я решила изменить тактику. При следующей серии страданий я не стала никуда уходить, не стала запрещать плакать, а даже наоборот. «Плакать можно, — сказала я. — Иди в свою комнату, поплачь там хорошенько и приходи, когда тебе станет легче. Тогда мы поговорим обо всем, а потом попьем чая с пирогом».

Удивленный сын ушел, но без зрителей, конечно, не плакалось так легко и радостно, как обычно. Поэтому он быстро закончил и пришел на чай с пирогом.

Вывод: работает, но выборочно и с детьми примерно от 4 лет. Дети младшего возраста не понимают, почему вдобавок к их горю их еще и выгнали в спальню. Они всеми путями просачиваются оттуда и бегут к маме жаловаться на судьбу-злодейку.

5. Предупреждала взрыв эмоций

Предупредить взрыв легче, чем разгребать его последствия. Поэтому со временем, научившись чувствовать напряжение в состоянии детей, я смогла перенаправлять их энергию в другое русло. По сути, истерика ребенка — это его неумение справиться с накопившимися эмоциями. И чем младше ребенок, тем труднее ему справляться с ними. Поэтому, увидев, что малыш на грани, я хватала его на руки и начинала подбрасывать, смеяться и щекотать.

Смех прекрасно помогает снизить накал страстей: все негативные эмоции, которые могли вылиться в громкую истерику, превращались в безудержный хохот. А это, согласитесь, слышать гораздо легче и приятнее, чем рыдания.

Вывод: работает, но не всегда. Чтобы применять такой способ, нужно очень хорошо чувствовать своих детей и быть крайне внимательной к их перепадам настроения. Это трудно чисто физически, ведь мама живой человек и может что-то пропустить.

6. Научилась проговаривать свои планы наперед

Памятуя о том, что истерики лучше избежать, чем потом полчаса успокаивать ребенка, я стала рассказывать детям о наших планах: «Сейчас мы пойдем в магазин, там купим еду, игрушки покупать не будем, а булочку — да, куплю. Потом отправимся на детскую площадку, но, когда я скажу, что пора домой, мы соберемся и пойдем домой». На площадке я еще раз предупреждала, что «пора собираться домой, еще чуть-чуть поиграй — и пойдем».

Оказалось, что, когда ребенок готов к определенным действиям, он воспринимает необходимость выполнить их гораздо спокойнее, чем если сказать ему: «Мы сейчас уходим» — и действительно сразу уйти. Если дать ребенку возможность морально подготовиться, то скандал, скорее всего, пройдет стороной.

Вывод: работает. Все мои дети обладают достаточно яркими характерами, но такой способ срабатывает практически всегда. Исключение составляют лишь редкие и достаточно индивидуальные случаи.

7. Попыталась встать на место ребенка

Когда я научилась предупреждать своих детей о планах на ближайшие полчаса-час, истерик стало гораздо меньше. Однако они все равно были. Я попробовала представить себя на месте своего сына и поняла, что в возрасте 3–5 лет действительно переживаешь ужасную трагедию, когда мама отказывается покупать очередной набор Lego.

Мне стало очень жаль своего сына. Но в то же время я понимала, что не могу и не хочу удовлетворять все его пожелания. Вывод напрашивался простой: посочувствовать человеку в его горе, посетовать на несправедливость судьбы, поделиться историей из детства, что и со мной такое бывало. Но не делать незапланированную покупку.

Таким образом, я пришла к самому очевидному и действенному способу: я твердо стояла на своем, не шла на поводу у детей и при этом была готова посочувствовать им в их горе, утешить их. Довольно быстро истерики стали сходить на нет. Со своим третьим ребенком я сразу стала применять такой способ, и через пару лет, оглянувшись назад, поняла, что с дочкой практически не было таких проблем.

Вывод: работает. Даже ребенок со взрывным характером будет доверять вам, если относиться к нему с уважением и пониманием. Самое сложное здесь — оставаться спокойным и твердым.

Оказалось, что интуитивно я пришла к теории привязанности. Случайно услышав об этой теории, я кое-что почитала о ней, и многие вопросы, которые меня мучили, сразу же прояснились. Теперь я знаю: бороться с истериками надо отнюдь не запретами, криками или игнорированием. В жизни каждого ребенка наступает период, когда он должен проверить, что ему можно, а что нет. И истерика — не самый худший способ определить границы. В этот период родителю очень важно держать себя в руках и не впасть в такое же детское состояние: не начать кричать, плакать, убегать.

Из книги Деборы Макнамары «Покой. Игра. Развитие» я узнала много интересного о своих детях, например то, что они не умеют манипулировать и сознательно обманывать лет до 5–6. А если они начинают это делать, то родителям стоит порадоваться — значит, мозг ребенка правильно развивается. Также меня впечатлила информация о том, что примерно до 5 лет ребенок не может одновременно чувствовать 2 эмоции. Именно поэтому дети так быстро переходят от слез к смеху и наоборот.

Теперь, когда кто-то из моих детей впадает в истерику, я никуда не ухожу и никого не отправляю в другую комнату поплакать. Даже если ребенок тысячу раз неправ, я спрашиваю: «Тебя пожалеть?» Иногда ребенок говорит «да» и идет ко мне на руки, где плачет еще 5 минут, успокаивается, а потом мы разговариваем. Иногда говорит «нет», топает ногами и швыряет игрушки. Я не запрещаю: выражать свою злость можно и нужно. Главное, что мои дети знают: когда им понадобится мама, мое сердце будет открыто для них.

Случались ли истерики у ваших детей? Как вы выходили из положения?