AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

Оглушающий текст о том, что последнее слово всегда остается за нами

Наша жизнь состоит из миллионов различных моментов. Невероятно приятных сердцу и тех, что невыносимо хочется стереть из памяти. Но все эти мгновения объединяются нашими поступками, эмоциями, чувствами. И в каждой ситуации только мы вправе выбирать одно из двух: бездействовать или принять смелое решение, промолчать или сказать важные слова.

Нас в AdMe.ru сразил наповал искренний текст психолога и блогера Елены Пастернак о том, что жизнь каждого человека полна взлетов и падений. Однако каждый сам творит свою судьбу.

Это мое первое свидание. Мне почти 16. Летняя ночь, на мне белое кружевное платье, мы идем по набережной, взявшись за руки. Он читает мне стихи, с прогулочных теплоходов доносится музыка, огни отражаются в воде. Высокое небо, идеально круглая луна. И я очень сильно хочу в туалет.

Я потом много об этом думала. Что стоило попросить зайти в кафе или в торговый центр. Даже в банальный уличный туалет. Но я придумала предлог, почему мне надо домой, увернулась от первого поцелуя, не сказала банального «Пока, давай встретимся еще раз». Он мне больше не звонил.

Много раз я молчала, когда хотела есть, пить, в туалет, когда я мерзла или у меня болела нога. Лишь бы не показаться нелепой, смешной, неудобной. Не соответствующей ожиданиям. Я молчала, когда надо было говорить «хочу». Хочу пересесть с неудобного стула, хочу в уборную, хочу чаю. И «не хочу». Не хочу слушать хамство в свой адрес, не хочу работать без денег, не хочу терпеть.

Я влюблена. У нас есть планы на будущее. Как мы будем жить вместе долго и счастливо, как мы назовем наших детей и как будем играть с внуками и водить их в выходные на аттракционы.

Но бывают дни, когда мне кажется, что я схожу с ума. Мне кажется, что я встречаюсь с двумя разными мужчинами. Один такой близкий и родной, с которым мне так тепло. А второго я не знаю. Он всегда молчит, поджав губы, а если говорит, то я его не понимаю. Я умоляю объяснить, что происходит. Но он молчит. Поговорила со мной его мама. Она сказала мне, что я хорошая девочка, но жениться надо на идеальной, а не на такой деревенщине, как я.

И я учусь слушать. Слушать себя. И доверять своему внутреннему голосу. И если вам кажется, то скорее всего вам не кажется.

Мы женаты 3-й год. И мы все время разговариваем. О нем. Он рассказывает о службе в армии; о женщинах, которых любил; о доме, который он построит; о Москве, в которую он переедет; о деньгах, которые он заработает. Я слушаю его каждый вечер, но сначала как сквозняк, потом как штормовой ветер — понимание, что все, что он говорит — это не про меня. Я не хочу в Москву, мне не нужен дом, мне больно слышать о его бывшей жене, мне неинтересно в тысячный раз слушать об армии.

— Это не то, что я хочу. Я хочу... — говорю я ему однажды.
— А однажды, когда я был в армии, я придумал проект...

Я учусь не разговаривать. А уходить. Я учусь не быть там, где меня не слышат.

Я не просто разведенка, я разведенка без работы. Четвертый месяц я никуда не могу устроиться, подрабатываю журналистом, но этих денег едва хватает на оплату квартиры, проезда и банку дрянного растворимого кофе. У меня есть поклонник. Он сильно старше, и он мне совсем не нравится. Но каждую пятницу он везет меня в ресторан, и это единственный день в неделю, когда я ем что-то кроме тертой моркови и плавленого сырка.

Наступают новогодние праздники. Время чудес и подарков. Мой кавалер приходит в гости с огромным плюшевым медведем с меня ростом. Я кричала и плакала, что неужели непонятно, что у меня совсем нет денег; что завтра праздник, а у меня пустой холодильник; что у нас никогда не будет близости, потому что у меня нет ни одной пары целых колготок и трусов, а я не готова нанести ему такую психологическую травму. А он задает мне только один вопрос: «А почему ты не сказала мне, что у тебя проблемы?» И я учусь просить.

Я все время вынуждена подбирать «правильные слова», потому что на любое замечание — поток оскорблений. Он мне не друг. Он мой начальник. Я на него работаю. В фирме большие финансовые проблемы, но нас просят «войти в положение». Я как заправский сыщик собираю улики и сопоставляю факты, но нам каждый день говорят, что мы все выдумываем. Меня называют параноиком, провокатором и истеричкой. Но однажды мы приши в абсолютно пустой офис. Аренда закончилась, и наш шеф тайком съехал. Со всей оргтехникой и нашей зарплатой. Там, где врут по мелочи, легко предают по-крупному.

Мы могли разговаривать часами. Она знает про меня все. Я доверяю ей всю свою жизнь. Она больше чем подруга, больше чем сестра. А потом мы ссоримся из-за пустяка. И она вываливает на меня все, что про меня знает, в своей интерпретации. А потом общим знакомым. А потом и незнакомым. И я учусь молчать.

— Почему ты за меня не боролась? Я тебя очень любил.
— А почему ты об этом мне не сказал?
— Ну я же прислал тебе песню «ВКонтакте». Там был припев: «Я хочу быть с тобой». Ты могла догадаться.

Так я понимаю, что намеки — это не мое.

Он мой сосед. Высокий, красивый и смешной. Я хожу к нему за штопором. В черном кружевном халате. Иногда в красном. Через год его новая девушка дарит мне штопор. А еще лет через 10 он спрашивает меня: «А почему мы с тобой не замутили тогда?»

Так я понимаю, что намеки — это точно не мое.

Иногда мне кажется, что я идеальная женщина. Но у меня есть один недостаток. Я не понимаю намеков, я не хочу догадываться, я не умею оправдываться, подстраиваться и не выношу лжи. Я хочу говорить.

Это все, что я хотела сказать вам сегодня. Обнимаю.

А как вы считаете, слова — сильное оружие? Какая услышанная или сказанная фраза вам особенно запомнилась?