AdMe
AdMe

«Ну что он в ней нашел? Она же страшная!» Психолог написала меткий текст о том, как люди определяют красоту человека

Каноны красоты меняются с бешеной скоростью. Однако, если человек не вписывается в рамки, стоит ли ему переживать по этому поводу? Психолог Мария Жиган опубликовала на своей страничке в фейсбуке текст о том, что каждый человек понимает красоту по-своему: то, что одному кажется некрасивым, для другого станет верхом совершенства.

Мы в AdMe.ru убеждены, что некрасивых людей не существует и восприятие красоты всегда субъективно.

Раньше я думала, что красота — это абсолютно объективное понятие, и очень сильно переживала, что сама некрасива (ведь я себя такой видела). Связка была простая: если я некрасива — не быть мне счастливой женщиной, ведь любят только красивых. Терапия эти процессы немного отрихтовала, и сейчас мое отношение к красоте и своей внешности уже другое. И в этом тексте мне хочется описать то, что мне помогло успокоиться.

Я знаю, что многие женщины переживают из-за того, что считают себя некрасивыми, у многих из нас есть своя травма: отвержение значимыми людьми (матерью, отцом), высмеивание сверстниками, отвержение людьми, в которых были влюблены, несоответствие представлениям о канонах красоты. Внешность — это первое, что видят, по чему оценивают и на чем делают акцент. Если мы живем в среде, где внешнее — главное, то и требования к своей красоте очень сильно растут. И если есть убеждение, что красота — это объективное понятие, а мы себе в зеркале не нравимся, то уровень отрицания себя тоже очень сильно растет.

Меня всегда злило, когда кто-то считал красивыми тех женщин, которых я красивыми не считала. Смотрела я на какую-нибудь актрису, которая вызывала у меня отвращение, а под фотографиями сплошные «Какая же она красотка!». И я думала: «Что же вы за люди, которые это уродство считают красотой?» Мне казалось, что для того, чтобы считать женщину красивой, ей надо быть максимально исключительной, то есть такой, чтобы глаз не отвести, залипнуть и влюбиться с первого взгляда. Все, что не считалось каноническим, сразу осуждалось и еще злостно оценивалось.

Соответственно, те же требования предъявлялись и к мужчине. Он должен был быть исключительно красив. Если некрасив, то шансов на отношения у него не было. Помню, как я об этом сказала своему терапевту с вопросом: «Ну почему же так?» — а она мне говорит: «Вот подлечишь свой нарциссизм, и все пройдет». И действительно, сейчас я понимаю, что это была нарциссическая травма и все эти недостижимые стандарты красоты были поиском идеала, которым можно было «допитать» себя. А когда я «подлечила» эту часть, то я в достаточной мере расширила диапазон принятия других людей. Сначала научилась видеть красоту в людях с разной внешностью, а потом поняла, что внешность — это вообще не главное. И для отношений на первое место вышли качества мужчины, а не его красота.

Поняв, что внешность не главное, продолжала недоумевать, почему кого-то считают красивым, хотя мне так не кажется. Ведь красота — это объективное понятие!

Думала, может, из зависти: типа я завидую их красоте и поэтому так жестко оцениваю. Тестом оказался простой вопрос: если бы я выглядела как она, считала бы я себя красивой, принимала бы себя? В некоторых случаях я слышала ответ «да» и тогда понимала, что эта негативная оценка идет из зависти. Условную Меган Фокс я не люблю, но если бы я выглядела как она, то мне было бы ок. Но чаще я говорила себе: «Не, ну его на фиг быть такой!» — и тогда понимала, что я действительно не вижу ее красивой. Например, Пенелопа Крус для меня загадка, потому что ее считают супермегакрасавицей, но я, честно, не хотела бы выглядеть как она. И таких звезд много — тех, кого считают красивыми все, кроме меня.

Но если опустить оценку актрис и прочих звезд, то всегда остаются все эти женские «Ну что он в ней нашел? Она же страшная!», когда речь идет о бывших, текущих и прочих других женщинах понравившихся парней.

Помню тот момент, когда я «прожила» понимание того, что красота всегда в глазах смотрящего. Есть большая разница между тем, чтобы услышать фразу, и тем, чтобы «прожить» ее. И в тот момент я ее именно «прожила».

У меня есть знакомая, которую я от всей души считала самой красивой девушкой из всех, кого я знала. Я всегда смотрела на нее с восхищением, любовалась ею. Помню, как мы с парнем обсуждали красоту людей и я показала ее фотографию со словами: «Это самая красивая женщина». В тот момент я искренне верила в это и у меня не было ни грамма сомнения в объективности. А парень посмотрел и сказал: «Ну, такое». Я была в шоке. Можно было бы объяснить это чем-то вроде «Не твоя, вот ты и бесишься», но я понимала, что в его случае это действительно его настоящая оценка и он действительно красивыми считает совершенно других людей. Как раз таких, от которых у меня дергается глаз.

Я еще какое-то время пыталась осознать это. И принять то, что красота — это всегда про другого человека.

То, что это не я объективно красивая, а это другой человек меня видит такой.

Равно как и когда кто-то говорит, что я некрасивая, это не я объективно некрасивая, а этот человек имеет другую призму, другие линзы, и для него я вот такая.

Безусловно, есть какие-то более-менее классические черты, которые большинство сочтут красивыми, но, опять же, есть какое-то число людей, которые эту внешность не назовут красивой. И не стоит делать себя заложником оценки других людей. Потому что one man’s trash is another man’s treasure («Что для одного мусор, для другого клад»).

Во что я окончательно поверила после всего этого, так это в чужой невроз. Я никогда не знаю, какой схемой, травмой, генетической схожестью, химической совместимостью привлеку другого человека. Поэтому париться насчет своей объективной красоты или некрасоты может быть бессмысленно, потому что не я влияю на выбор, а все-таки за это больше всего «отвечает» голова/психика/невроз/личная история другого человека.

Поэтому есть смысл искать тех людей, кто видит меня красивой. А не пытаться доказывать миру, что я красавица.

В этой позиции для меня есть определенное смирение с жизнью. Кому-то я буду казаться красивой, кому-то — уродиной, кому-то — посредственностью. Говорит ли это что-то про меня? Нет. Это говорит про них. Я у себя просто такая, какая есть, и другой не будет. Но пока я буду тратить силы на переживания, что я недостаточно красивая, время будет уходить. Я точно знаю, что через 10 лет я буду сильно переживать, что не любила себя сегодняшнюю, потому что потом я точно буду выглядеть по-другому. Не хочется говорить, что хуже, но объективно я буду старше. А значит, больше морщин, седины и возрастных изменений, которые не позволят мне делать то, что я могу делать сегодня.

Поэтому сегодня есть смысл просто отстать от себя. Отстать не значит отмахнуться. Отстать — значит понять и принять, что это все, что есть, перестать требовать чего-то большего, ненавидеть за неидеальность. По возможности прикладывать усилия для придания хорошей формы, следить за собой, ухаживать, но без надрыва. Я больше, чем внешность, но внешность — это отражение отношения к себе. И я бы хотела относиться к себе с заботой.

При этом я для себя решила, что выбирать людей, которые помогают создавать «форму», я буду из тех, кто (из своих линз и неврозов) видит меня красивой. Особенно если речь идет о людях, которые отвечают за внешнее преображение: парикмахер, фотограф, визажист, портниха, стилист и так далее. Потому что иначе химия не возникнет и вместо подчеркивания достоинств, того, что видит «влюбленный» человек, получится та самая посредственность, которая может больно ранить, если внутри пока нет принятия себя. Все эти парикмахеры с кислыми лицами, фотографы со словами «Что же ты такая никакая!», визажисты, которые будут рисовать другое лицо, могут оказаться слишком токсичными для самооценки и при этом абсолютно не объективными.

Мы окружены огромным количеством людей и специалистов на разный вкус и цвет. И если мы выбираем ухаживать за собой за свои деньги, то пусть это будут делать люди не ради заработка, а хотя бы по небольшой любви. Мы вполне можем себе это позволить.

А кто для вас является эталоном красоты?

Фото на превью Pexels
Поделиться этой статьёй