AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

19 доказательств того, что детская обида — это глубокая незаживающая рана

«Детские обиды как шрамы на теле. Смотришь и вспомнить не можешь, откуда они взялись, что это было. Но некоторые — как отвратительный рубец через все тело. И болит до сих пор, и глаз режет» — этот меткий комментарий оставила одна из наших читательниц под постом про потерю доверия в детстве. И пусть кто-то заявляет, что детские обиды нужно забывать, но сделать это бывает сложно, как бы ты ни хотел. Особенно когда тебя, маленького и беззащитного, несправедливо обвиняли, наказывали, унижали не только взрослые дяди и тети, но и самые любимые люди на свете — родители.

Мы в AdMe.ru надеемся, что истории, рассказанные нашими читателями и другими пользователями сети, станут уроком для многих родителей. И наверняка многие переосмыслят некоторые моменты в отношениях со своим ребенком.

  • Моя подруга из города гостила у бабушки с дедушкой у нас в деревне. На выходные приехал ее отец. Они затопили баню, ну и меня позвали. Перед нами парился ее отец, потом мы. Ну а после мне сказали, что я украла часы. Мама моя мне поверила, что я не брала. А вот они на все деревню растрезвонили, что я воровка.
    Через пару дней часы нашлись в предбаннике, где он их и снимал, но передо мной никто так и не извинился. © Клара Мукабаева / Facebook

  • Меня с детства коробит одна ситуация. Лет 6–8 мне было. Гуляли в деревне смешанной толпой, возраст разный. Один мальчишка, лет на 5 старше, сильно дернул меня за бант (волосы были длинные, и мама каждое утро заплетала мне косы). И мало того что было больно, так еще и коса расплелась. Я разозлилась, обозвала этого мальчишку козлом и ушла домой. В итоге кто-то нажаловался, что я ругаюсь, и родители меня наказали — поставили в угол. Мол, нельзя обзываться. До слез было обидно! И я до сих пор не могу понять, за что. Ну если он козел! © Анастасия Жукова / AdMe

  • Когда училась в школе, в классе 5–6-м, летом были «отработки» — в поле тяпкой работали. Я и еще одна одноклассница после болезни отрабатывали в школе. Однажды в учительской из сумки пропали деньги. Обвинили нас. Нас классная потянула к директору. Там сидят все учителя, нас позорят и допрашивают. Многие еще и злорадствуют. У нас началась истерика. Потом отпустили домой.
    Я даже сейчас помню, как зареванная бежала, как упала маме в колени и ревела. Была истерика. Потом разобрались: украла уборщица, денег там было около 5 рублей. А перед нами даже не извинились. © Наталья Карташова Летуновская / Facebook

  • Меня постоянно родители с кем-то сравнивали: с Наташей, Машей и так далее. И даже сейчас, когда появились внуки, начинается сравнение: кто-то уже на горшок ходит, кто-то стихи рассказывает в 3 года... Я пресекаю все это. Каждый человек индивидуален, и не надо всех под одну гребенку равнять. © Микс-Свет Вав / Facebook

  • Грустно об этом говорить, но мои родители по сей день ужасно справляются со своей ролью. Я никогда не слышал слов поддержки, любую мою ошибку осуждали так, что в итоге я еще в школе перестал делиться с ними чем-либо.
    Вот некоторые фразы, врезавшиеся мне на всю жизнь в память: «Зачем ты хочешь поступить в медицинский? Даже если каким-то чудом ты поступишь, то не сможешь учиться. Это же совсем не твой уровень, там учатся боги!»
    Мама: «Мне в детстве не говорили о любви, так что я не умею говорить это тебе»; «Если бы ты был умным, то никогда не допустил такого».
    Отчим как-то выкрикнул в бешенстве из-за какой-то бытовой чепухи: «Проваливай из дома». А мать не стала в это вмешиваться. В тот вечер я покинул родительский дом навсегда. © Aleksei Rudich / AdMe

  • Как-то мой отец, не разобравшись, отвесил мне подзатыльник, который я помню до сих пор. Отцу давно уже за 70, он больной человек, который никого не помнит, но иногда, видимо, по привычке может прикрикнуть, замахнуться. И да, я до сих пор вздрагиваю, хотя давно его не боюсь.
    А свое детство вспоминаю с содроганием. Всегда боялась, что буду похожей на него в воспитании детей. Но Бог миловал. © Ira Irina / Facebook

  • Мне было 10 лет, 1989 год. В местном универмаге я присмотрела для мамы кольцо из серебристого металла с голубым камнем. Стоило оно 8 руб. 50 коп. К слову, зарплата мамы — 90 руб. Все деньги, что мне давали на мороженое и кино, я собирала и долго копила на это кольцо. Купив, принесла домой и подарила маме. Я была счастлива, думала, мама очень будет рада подарку. Она взяла кольцо, осмотрела его и сказала мне: «Я такое не ношу, ношу только золото». Я была убита одной фразой.
    После накопила 30 руб., прятала в кошельке. Но деньги пропали. Никто мне их не вернул и не признался. После этого случая она стала для меня чужой. Мама сделала еще очень много жестокого по отношению ко мне. © Ирина / AdMe

  • В 5-летнем возрасте меня объявили отравительницей. Дело было в детском саду. Подружка, с которой мы играли утром, после тихого часа плохо себя почувствовала, начался понос, рвота... Нашлись свидетели (няня), как я кормила Лену с куста волчьими ягодами. То, что я чувствовала, не передать. Никакие мои и Ленкины убеждения не принимались.
    Мама работала в этом же саду, ее клевали, и она выглядела виноватой. Но к вечеру понос начался у всей Ленкиной группы. Бегали в ужасе, ждали скорую и санэпидстанцию. Скандал! Оказалось, что группа отравилась клубникой, привезенной накануне родительским комитетом в оцинкованном ведре...
    Кто-то извинился? Нет. Зато сейчас я ненавижу делать поспешные выводы и обвинять. Адвокат по жизни. © Наталья Нестерова / Facebook

  • До сих пор помню, как меня в детском саду обвинили, что я пупсика у подруги украла. А я не трогала ничего. Такой скандал был! А потом мне этого пупсика подкинули в капюшон. Так я потеряла подругу. Потом встретила ее уже в 15 лет в школе, мы посмеялись над той историей, но осадок до сих пор... © Yulia Pobyvaylo / Facebook

  • Над нами воспиталки в садике издевались. Я рассказывал родителям, те не верили. Потом, уже когда сильно старше был, рассказывал, как в садике стоял в наказание на кровати с подушкой на вытянутых руках и как в 4 года пролитый компот слизывал со стола. Родители удивлялись и спрашивали, почему я им не рассказывал. А я рассказывал, да им не интересно было, что там мелкий сопляк болтает. © goodvin / Pikabu

  • У нас был аквариум, и однажды в нем пропала золотая рыбка. Меня всей семьей допрашивали с пристрастием, не я ли с ней что-нибудь сделала. Сколько ни говорила, что это не я, меня не слушали. «Ну скажи, что это ты ее вытащила из аквариума! Тебе ничего не будет». Чуть ли не до слез довели своим давлением и неверием. А через несколько дней рыбку нашли сдохшей в ракушке. © BlackCrazy / Pikabu

  • Мою племянницу мама любила больше, чем меня. Ей больше конфет («она же худенькая»), больше фруктов («она же городская»), больше карманных денег («у них же трудности») и вообще «она умница, красавица, а ты...». © Наталья Ольховская / Facebook

  • Помню, в школе девочка, которая меня ненавидела, потеряла 5 рублей. Увидела такие же у меня и решила, что я их у нее украла. Дома мама не верила, что я ничего не крала, хотя она ведь сама мне эти деньги дала на обед в школе! Я рыдала, доказывала... До сих пор не могу забыть этот случай и чувство, что самый близкий, самый родной человек, который должен быть на моей стороне и оберегать меня, мне не верит... © Valerie Kotena / Facebook

  • У меня с матерью с самого детства были натянутые отношения. Не могу простить ей хотя бы то, что всю жизнь она стригла меня под мальчика, хотя мне всегда так хотелось носить бантики и косички, как у всех нормальных девочек. Била и наказывала меня за любые шалости. Если мне было больно или страшно, никогда не пожалеет, не приласкает... Только орала, что я бездарная, тупая и во всем всегда сама виновата.
    Разрушила мою мечту поступить в художку, опять же, потому что, по ее словам, я дура и мое место — с метлой помойки убирать. Хотя я очень хорошо рисовала с самого раннего детства. Сейчас рисую портреты карандашом, получается неплохо. Но это после огромного перерыва, так как мне вдолбили, что я бездарная, и я перестала в себя верить.
    Перерыв был 20 лет. Только сейчас, после 40, я начала снова рисовать. Муж уговорил не растрачивать талант на детские обиды.
    Когда мне было 22, мама призналась, что никогда не любила меня. Любила она только моего младшего братца. Залюбила так, что сейчас к 33 годам он ни разу не работал, стал зависимым и заработал две судимости...
    У меня же семья. Муж, 2 сыновей. Старшему 19, хочет связать жизнь с музыкой. Я его поддерживаю: если нравится, пускай играет на гитаре. Запрещать никогда не буду и тем более говорить гадости, которые говорила когда-то мне моя мать.
    Младшему 3. Люблю их обоих одинаково. Никогда не делаю разницы. С мамашей не общаюсь уже 3 года и никогда уже не буду. Я всю жизнь пыталась ей понравиться, но недавно пришла к выводу, что ребенок не должен лезть из кожи вон, чтобы понравиться собственным родителям. Это просто ненормально. Ребенка надо априори любить! © Валерия Голубицкая / AdMe

А у вас были в детстве моменты, когда вас несправедливо в чем-то обвиняли?

Фото на превью Микс-Свет Вав / Facebook