AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

10 поступков родителей, которые доказывают, как легко потерять доверие детей

К воспитанию детей нужно подходить со всей серьезностью и ответственностью и всегда думать перед тем, как что-нибудь сказать ребенку или сделать. Ведь даже пустяковое, по мнению родителя, слово или действие по отношению к своему малышу может оставить глубокую обиду, которая не забудется даже после взросления. Это доказывают истории пользователей сети, которые недавно рассказали, после каких поступков родителей доверие к ним было потеряно навсегда.

Мы в AdMe.ru хотим, чтобы после прочтения этой статьи все родители поняли, почему так важно прислушиваться к детям, верить им и считаться с их мнением. А последние 2 истории в бонусе особенно это подчеркивают.

***

Когда мне было лет 9–10, мама подарила мне «девчачий дневник». Объяснила, что могу писать в нем все что захочу и никто не узнает. В целом дневник меня не особо заинтересовал, но на одном из разлинованных разворотов мне захотелось написать свои впечатления о поездке в соседний город (для меня это было первое путешествие аж за целых 400 км).

Короче говоря, написала я что хотела и забросила дневник на полку. Некоторое время спустя мама за завтраком сказала мне, какая я молодец и как хорошо написала рассказ в своем дневнике... Больше ничего личного мне нигде писать не хотелось. Даже в качестве ежедневника использую приложение на телефоне. © fenderovna / pikabu

***

Моя мама — автор нескольких книг. Сейчас уже добилась успехов, продажи растут. Помню, как она всегда пропадала у себя в комнате, ведь написала больше чем за 10 лет много-много разных книг. А я играла сама и скучала по ней...

Тут решила прочитать книгу и на первой же странице увидела надпись: «Посвящаю своей дочери, прости за отсутствие мамы в твоей жизни». Трогательно, но мое сердце уже очерствело. © Палата № 6 / vk

***

Я вела дневник и писала рассказики. Темы, привычные для подростков: взаимоотношения с мальчиками, влюбленность и прочее. Возможно, примитивные, но это была первая проба пера. Давала читать только самой близкой подружке. Так вот, мама втихаря читала их. И как-то жестко меня высмеивала. Вроде: «Ахаха, ну ты и написала там, читала я, ага...»

Я тогда поняла, что означают выражения «жгучий стыд» и «лютая ненависть». © Pushkanaizzer / pikabu

***

Мне было лет 8–9, когда у бабушки пропали золотые наручные часы. Она забила тревогу — часы-то дорогие, ого-го! Мои дядя, тетя и мама стали допрашивать меня, посадив на кухонную табуретку и заставляя смотреть в глаза. Я им объяснял, что не брал, что понятия не имею, где они, но они давили с разных сторон, вышибая из меня слезы от бессилия что-либо доказать 3 взрослым людям.

Они морально прессовали меня 4 часа, пытаясь найти подходы с разных сторон, вроде «А может, ты забыл, с кем не бывает?» и т. д. Тактика «хороший и плохой полицейский», угрозы, жалость — все смешалось для перепуганного меня в стыд и непонимание.

Что-то внутри меня дало трещину... Мне не верили! Я говорю правду, а мне не верят. Трещина разошлась, и внутри меня сломалась тоненькая веточка детской беззаботности и веры в себя. В итоге мне стало так тошно, страшно и так плохо от пресса, что для того, чтобы прекратить эту пытку, я соврал. Я сказал, что отдал часы другу в классе.

Дядя на велосипед и к другу. Конечно, там ничего не знали. На следующий день я пошел в школу с опущенной головой, стыдом и злобой на себя. Перед другом я извинился, но в желудке в тот день была «лава» и учиться я нормально не мог. Внутри прочно прижилась обида, вина, стыд и нежелание идти домой, в котором собственная мать предала меня, не поверив мне, своему сыну.

Через неделю бабушка часы нашла. Никто передо мной не извинился. Да и зачем перед ребенком-то извиняться? Что такого-то? А я просто перестал доверять матери и родственникам. © Hottabov / pikabu

***

В детстве я ходила в художественную школу. Мне очень нравилось рисовать, но давалось все плохо. Именно поэтому я очень часто тренировалась дома, рисуя что-нибудь для мамы. Помню, для меня было это очень важно, я по несколько часов сидела за рисунком, много раз его переделывала, но стабильно раз в 3–4 недели делала маме подарок. Каждый раз она улыбалась и убирала куда-то эти рисунки, заявляя, что хранит в одном месте. И я верила.

Но однажды я увидела, как она тупо их разрывает и выбрасывает... Помню, как мой мир просто перевернулся. Еще пару недель я ревела втихаря, никому не рассказывая, а потом бросила художественную школу и вообще все творчество.

Я до сих пор не понимаю, зачем было так поступать. Тогда мне было около 12 лет и я точно не рисовала всякую фигню (осталась парочка рисунков), но ни к какому творчеству я больше не имела отношения. Иногда и хочется заняться чем-то, но не могу... Сразу вспоминаю тот момент. Боюсь, до конца жизни так и буду обижена. © Палата № 6 / vk

***

Мне было лет 8–9, я ходила в ДК, занималась эстрадным пением в детской группе. В этой группе у нас был избалованный, пухлый мальчик Миша. Мне он не очень нравился, потому что любил издеваться над девочками, а возразить ему было невозможно — он плакал и бежал жаловаться маме, которая его очень любила и яростно от всех защищала. И вот с этой мамой подружилась моя мама.

Как-то вечером после концерта наши мамы пошли с нами гулять по городу. Мы дошли до парка аттракционов, среди всего великолепия там был поезд для детей — он ехал по рельсам и заезжал в тоннель. И нам купили билеты! Каждому прокатиться аж по 2 раза! Для меня в то время это было большое счастье, но тут появилась загвоздка: и я, и Миша хотели сидеть за рулем. И во время спора Мишина мама говорит: «Давайте так: сейчас прокатится Миша за рулем, а потом ты». Мы оба соглашаемся, садимся, делаем первую поездку, я выхожу, чтобы поменяться местами и... Миша не выходит — он хочет снова сидеть за рулем.

На мои заверения, что он уже прокатился и мы договорились поменяться, он только громко кричал, а его мама начала говорить что-то вроде «Ну он же мальчик, а тебе это зачем?» Я поворачиваюсь к своей маме, жду поддержки и неожиданно для себя слышу, как она со злостью кричит: «Либо ты сейчас садишься и едешь рядом, либо вообще не едешь и мы идем домой! Поняла меня?!»

У меня тогда дыхание перехватило от такой несправедливости. А обиднее всего было то, что мама — самый близкий и родной человек — не встала на мою сторону. Вроде такая глупость, а вот мне почти 22 года — и все равно я чувствую ужасную обиду, слезы на глаза наворачиваются...

А я бы лучше предпочла больше не кататься в тот вечер, но чтобы мама согласилась со мной. © Ofigela / pikabu

***

Мне было около 12 лет. Я тогда очень много играл в компьютерные игры, зависал конкретно. Иногда на каникулах сидел ночами, а потом до 2 часов дня спал. Мама много раз пыталась отвлечь меня от игр, но получалось у нее не очень.

И тут пришла ей в голову идея с мотивацией: заключить со мной пари. Я должен был 3 летних месяца продержаться без компьютера (совсем), а она взамен даст мне 10 000 рублей (на все, что мне заблагорассудится). На том и порешили. Я собрал волю в кулак и все лето провел, шатаясь по улицам и строя планы на светлое будущее с 10 000 в кармане.

Думаю, всем уже ясно, что мама мне никаких денег не дала. Нет, дело не в том, что их не было. Дело в том, что «Мы на тебя и так за это лето много потратили: куртку, обувь тебе новую на зиму взяли, стол письменный купили. И вообще, куда тебе столько?!»

На возражение «Мам, мы же договорились!» меня назвали неблагодарным. Нет, не так: «НЕБЛАГОДАРНЫЙ, ВСЕ МАЛО ТЕБЕ?!»

Вот в тот момент я перестал верить ее слову. © PaulBoimer / pikabu

***

Вспомнилась история из детства, когда мои родители, я и мой троюродный брат-ровесник поехали в лес собирать землянику. Было мне тогда около 5 лет. Мой брат сразу съедал все, что собирал, а я терпеливо набирал свое ведерко, параллельно пресекая попытки брата украсть у меня немного ягод. Я предвкушал, что потом дома съем сразу много...

Так вот, когда мы все сели в машину, чтобы поехать домой, брат совершил успешную попытку выкрасть часть ягод. Я не выдержал и дал ему подзатыльник, после чего мой отец отобрал у меня ведерко и сказал, что я вообще ни фига не получу. Дальнейшая судьба ягод мне не известна...

Прошло уже больше 20 лет, но я хорошо помню эту ситуацию и это чувство несправедливости. © Korellian / pikabu

***

Я собирал юбилейные и редкие монеты, которые стоят немало (более 1 000 рублей). Мама же их потратила... Вот так, в магазине. Я сказал ей, что монеты были моими, в ответ лишь услышал, что это общее и я ничего туда не клал. Затем она сказала, что продукты важнее всяких монеток. Но я пытался ей доказать, что за них она могла получить гораздо больше денег. Это ее не впечатлило, и ссора только продолжилась.

Я старался около 6 лет. Некоторых монет уже вообще нигде не было, одни были дефектными и тоже много стоили. Но, видимо, только для меня... Безумно обидно, ведь знали про их ценность. Не ожидал я такой подставы. © Палата № 6 / vk

***

В начале нулевых, когда мне было 8–10 лет, я очень хотела бионикла (экшен-фигурку от LEGO — прим. AdMe.ru). Как хороший ребенок, начала понемногу откладывать с карманных денег и прятать их (как мне казалось) в очень надежном месте. Но перед 1 сентября оказалось, что мой тайник пуст (там было рублей 800, что для тех времен было не так уж и мало).

Оказалось, мама взяла эти деньги и на них купила мне тетрадей в школу. Поэтому извиняться или возвращать их никто даже не собирался.

Именно тогда-то доброе и детское доверие к родителям было потеряно. © Manyamirok / pikabu

Бонус: несколько историй о том, как родители поверили своим детям в критическую минуту. И дети им за это благодарны

Мне было 12 лет, брату — 9. Жили мы в маленьком городке. Отец — военный, мама — домохозяйка. Т. е. зарплата одна, не бедные, но никакой денежной подушки нет. В нашем подъезде жил комендант полка. Его жена тоже дома сидела, только детей у них не было. И от нечего делать эта госпожа повадилась к нам заходить в гости на обед.

Как тогда было принято, 1-го числа каждого месяца отец получал зарплату и всю отдавал маме, она экономила и растягивала ее до следующей получки. Так и в этот роковой день: отец пришел с дежурства, передал зарплату маме и ушел снова в казарму. Все деньги остались на полочке на кухне.

И вот снова обед, снова гостья-соседка. После обеда я ушел в школу. Вернулся: отец дома, все сидят, молчат. Оказывается, денег нет. Нигде нет. И начинается доследственная проверка. Отец спрашивает, не я ли взял деньги. Я честно говорю, что нет. Да, видел, но не брал. И искренне, как и все дети, говорю: «А может быть, это она забрала, гостья наша?» Отец долго молчал. Мама не дышит, ожидает вердикт, ведь это во время ее дежурства деньги пропали. Но отец только вздохнул, сказал: «Хорошо». И жизнь пошла дальше.

Я не знаю, на какие деньги мы прожили тот месяц. Отец понимал, что их никто из нас не взял, поскольку не появились ни новые игрушки, ни обертки от фантиков, ничего такого — жили как обычно. Но важно то, что он нам поверил сразу, прежде всего мне, поскольку я старший. Сейчас я сам родитель и понимаю, что творилось у него на душе. © gama.delta / Pikabu

***

Мне было 13–14 лет. Наступил очередной случай разборок в стиле «кто это сделал?». А точнее, попытка вытянуть из меня признание в обход моих аргументов о непричастности. Отец непреклонно гнул свою линию, давил на мораль: «Я тебя врать учил? Скажи мне, вот разве я учил тебя вранью?»

Мне хотелось уже согласиться, что я виновата, настолько была вымотана, но тут осенило: «Вот есть правда, а есть то, что ты хочешь сейчас услышать». Отец замолчал, вздохнул, и на этом выяснения закончились. После этого с доверием проблем не возникало.

P. S. Всем понимающих близких. © FoxInPandoraSBox / Pikabu

У вас есть какие-либо обиды на своих родителей из-за их опрометчивых поступков? Или они вам полностью доверяли?

Фото на превью Hottabov / pikabu