AdMe

Как на самом деле жилось воспитанницам в знаменитых институтах благородных девиц

Об институтах благородных девиц до сих пор ходят легенды: считается, что эти учебные заведения являлись чуть ли не фабриками по производству кисейных барышень. На самом деле преподаватели там были вовсе не церберами, а образование — не таким плохим, как многим кажется. О бытовых привычках учащихся и вовсе мало кому известно.

Редакция AdMe.ru с удовольствием окунулась в воспоминания бывших воспитанниц разных институтов.

1. Учиться было не так дешево, как многим кажется

Ученицы вспоминают, как классные дамы прививали им любовь ко всему изящному, а главное — дорогому. Например, едет дама в город и спрашивает, что нужно купить девушкам. Кому-то нужно мыло, кому-то — перчатки, другим — помада или гребешок. «Что за мыло?» — спрашивает дама. «Самое дешевое», — отвечают ей. После такого ответа начиналось настоящее представление: девушку убеждали, что настоящая леди не будет мыться чем попало.

Такие инциденты происходили в младших классах. К концу обучения девочки привыкали к качественным товарам и сами просили покупать им все самое дорогое.

За счет таких мелочей девушкам прививали нелюбовь к бедности. Из-за этого, например, при встречах с родственниками, которые были одеты немодно, благородные девицы очень стеснялись. Некоторые и вовсе на вопрос руководства «кто к вам приходил?» отвечали, что это была няня. Хотя в действительности встречались с собственными матерями, просто те были не так изящно одеты, как хотелось бы.

2. Воспитанницы говорили как минимум на 2 иностранных языках

Воспитанницы изучали параллельно 2 иностранных языка: французский и немецкий. Чуть позже к ним добавился итальянский.

Подход к изучению был принципиально иной: девушки не просто зазубривали слова и грамматические правила, а учились говорить и сочинять тексты. Для этого они читали зарубежную литературу, причем вслух, разговаривали на изучаемом языке с учителями и пытались донести до них собственные, оригинальные мысли, а также ставили театральные постановки. На представления часто звали иностранцев, чтобы они могли оценить, как девушки владеют языком.

3. Учителя в институтах были продвинутыми, и далеко не каждый из них заставлял учениц бездумно заучивать разные правила и факты

По воспоминаниям одной из воспитанниц, преподаватель русского языка в институте, где она училась, был весьма своеобразным человеком. Так, он говорил, что без толку учить грамматические правила: чтобы красиво говорить, нужно слушать окружающих. Причем не людей из высшего света, а простолюдинов.

Чтобы научиться изящно писать, не надо заучивать расхожие метафоры и прочие обороты — нужно много читать и практиковаться в сочинении текстов, чтобы выработать свой собственный стиль.

Тот же учитель задавал воспитанницам учить стихи наизусть по собственному выбору. Стоило какой-нибудь девушке заучить пафосное, очень популярное стихотворение, как преподаватель начинал спрашивать ученицу, а понимает ли она, о чем вообще написано в стихе, поскольку, по его мнению, заучивать нужно то, что ты понимаешь и что для тебя является близким. Воспитанница, конечно, смысла стиха объяснить не могла.

Порой занятия вообще проходили так, что преподаватель весь урок рассказывал девушкам анекдоты или сюжеты из жизни, подмеченные им самим.

4. Кормили институток хорошо, но мало

Практически все воспитанницы институтов были недовольны местной едой. На завтрак, например, они ели ломтик хлеба с маслом и сыром и порцию каши или макарон. На обед им давали пирожок, суп без мяса и немножко поджаренной говядины, которую выуживали из этого самого супа. На первый взгляд еда приемлема, но проблема в том, что порции оказывались маленькими: наесться ими было трудно.

Особенно тяжело девицам приходилось во время постов. Помимо общепринятых — Рождественского и Великого, — они постились каждую среду и пятницу. Те, кто не мог привыкнуть к голоду, находили хитрый выход из ситуации.

5. Они добывали контрабандную еду

Выходов было два: стащить что-то с общего стола или найти человека, который смог бы за определенную плату купить еду (например, колбасу или сушеные фрукты) и пронести ее в институт. В первом случае воспитанницы утаскивали черный хлеб, подсушивали его в печке, посыпали солью и ели. Во втором или просили родственников тайком принести вкусности, или договаривались с прислугой, но в этом случае были нюансы.

Предположим, кто-то согласился сходить в лавку и купить все необходимое. Но передать из рук в руки купленное он не мог. Если бы руководство застукало работника за этим занятием, ему бы не поздоровилось. Так что посыльный прятал покупку где-то в коридорах. Порой в эти коридоры воспитанницам нельзя было заходить — тогда туда посылали «отчаянную». Так называли девушек, которые нарушали правила и вступали в открытые конфликты с классными дамами. «Отчаянная» забирала продукты, и в благодарность за это с ней делились едой.

6. Форма, которую носили девицы, указывала на их положение в институте

В разных институтах все было устроено примерно одинаково, хотя отличия, конечно, имелись. В Смольном, например, все учащиеся делись на 4 возрастных группы, которые отличались друг от друга цветом платья: младшие носили коричневый, потом шли голубой, серый и белый. Смена цвета означала для девочки переход на новый этап взросления.

Со временем срок обучения сократили, и серый стали носить так называемые пепиньерки (девушки, которые остались в институте, чтобы получить дальнейшее образование; они преподавали в младших классах и помогали классным дамам).

Сам форменный костюм состоял из огромного количества деталей, а его сложность вела к тому, что одеться самостоятельно было довольно трудно. Поэтому одевались обычно парами.

Как правило, в форму были включены:

  • платье с узким лифом и широкой юбкой;
  • съемные рукава, которые привязывались к платью тесемками;
  • белая пелеринка;
  • белый передник;
  • кожаные башмаки;
  • белые чулки;
  • перчатки — кожаные и лайковые;
  • пальто;
  • шляпа капор.

По итогам успеваемости давали знаки отличия: банты, медали и вензеля. Их прикалывали к платью — и сразу было видно, кто и чем отличился.

7. В институтах девушкам прививались определенные гигиенические навыки

Для многих вновь прибывших в институт гигиенические правила были чем-то немыслимым, поскольку в то время о гигиене на самом деле мало кто заботился. Воспитанницы должны были снимать дневную рубашку и надевать ночную, менять постельное белье дважды в месяц и нижнее 2 раза в неделю. Ежедневно девушки умывались холодной водой, а классные дамы отвечали за качество умывания и общее состояние тела: проверяли ногти, уши, руки, шеи.

Не реже, чем раз в 2 недели, девушек водили в баню. А если в институте были душевые или ванны, мыться надо было каждый день.

8. Неотъемлемой частью институтской формы был корсет

Ношение корсета для институтки было строго обязательным, но делалось это вовсе не для подчеркивания декольте. Приучать девочек к нему начинали с 5 лет: сначала на талию повязывали тугой пояс, а годам к 15 надевали уже настоящий корсет. Врачи к этому предмету гардероба относились с опаской и пытались изъять его из обращения.

Защитники традиционного уклада руководствовались такими аргументами: корсет формирует типично женскую талию, а «кривобокие не кажутся уродами». Противники настаивали на вреде: слабые здоровьем девушки нередко падали в обмороки, а их позвоночники искривлялись.

Борьба за и против корсетов была долгой, но со временем сторонники перемен добились некоторого успеха: корсет нужно было носить только старшим девочкам. Младшие, таким образом, были от него избавлены. Но проблемы остались.

Например, воспитанницы из бедных семей носили казенную одежду. Вместо привычного китового уса в выдаваемых корсетах были металлические или деревянные пластинки. Они оказывались настолько тонкими, что при любом удобном случае ломались, и это приносило немало неудобств.

9. У воспитанниц не было личных комнат — все жили в дортуарах

Спальные комнаты в институтах были похожи на казармы: в огромном помещении стояло несколько десятков железных кроватей. Эти комнаты назывались дортуарами. Туда девочки приходили только на ночь, а днем они проводили время на занятиях, в церкви, в столовой, на прогулке.

Возле каждой кровати стояли шкафчики, где хранили личные вещи: полотенце, мыло, ночные чепчики и так далее.

В дортуар можно было зайти днем только при исключительных обстоятельствах. Например, если в день праздника нужно переменить нарядное платье на повседневное.

10. Каждую неделю у девушек был урок гимнастики или танцев

Уроки гимнастики и танцев были обязательными для всех девушек. Их проводили как минимум раз в неделю.

Гимнастикой воспитанницы занимались в не привычном для нас спортивном костюме, а в специальных легких платьицах длиной до середины голени. Верхнюю часть платья от юбки отделяла резинка.

Так выглядел урок гимнастики в Елизаветинском институте (Москва).

Что касается танцев, то разнообразие преподаваемых стилей было велико: мазурка, полька, вальс, падеспань, падекатр и многие другие. Особое внимание уделяли полонезу.

В программе были и другие предметы, развивавшие творческие стороны воспитанниц: рисование и пение.

Если бы у вас была возможность, отдали бы своего ребенка в подобный институт?