AdMe
НовоеПопулярное
Творчество
Свобода
Жизнь

Почему мне жаль потраченного в школе времени

Сейчас мне 26 лет. В детстве я любила играть в школу. Помню, как с нетерпением ждала, когда мама закончит домашние дела и мы сядем за небольшой столик, где будем разбираться с числами и буквами. Благодаря этому я рано узнала все премудрости, которым учат дошколят. Часто просила маму рассказать что-нибудь про школу. Она обычно отвечала: «Что ж, там очень интересно и весело», — а затем добавляла к рассказу историю из детства. Я ждала, когда наконец вырасту и стану первоклашкой. Но настоящая школа оказалась совсем не таким местом, какое я себе представляла.

Мы в AdMe.ru знаем, как важна школа в жизни каждого человека, поэтому решили разобраться, каким должно быть образование, чтобы не убить в ребенке мотивацию и дать ему важные навыки для будущего.

Родители решили отдать меня в обычную общеобразовательную школу неподалеку от дома. Первый день запомнился разочарованием

Я ждала занятий, а вместо этого нас, первоклашек, построили в один ряд в школьном дворе и заставили битый час слушать, как взрослые с кислыми лицами и бодренькой интонацией читают по бумажке речи. Радовало лишь знакомство с учительницей, она мне сразу понравилась — приятная женщина средних лет с мягким голосом и добрыми глазами. Она никогда не повышала на учеников голос и всегда терпеливо объясняла еще раз, если что-то было непонятно.

Так и началась учебная рутина. Будильник звонил 5 дней в неделю в 7:00 утра. На уроках мы вырисовывали бесконечные буквы в прописях, а единственной связью с миром было окно в классной комнате. Вечером возвращались домой и снова старательно выводили символы.

Все время уходило на это, а я не понимала, почему вместо рисования и энциклопедий должна теперь корпеть над тетрадками

Любимыми уроками были естествознание и литература. Но и тут я быстро перегорела. Во время занятий все схватывала на лету, но не могла увлечься достаточно, потому что учительнице приходилось повторять по нескольку раз, чтобы поняли все. «Как можно не понимать разницу между живой и неживой природой?» — думала со злостью я. Весь урок литературы уходил на то, чтобы класс по слогам прочитал один небольшой текст. К тому времени я уже про себя читала еще несколько других. Такая ситуация дистанцировала меня от однокашников — ощущение превосходства не очень-то помогает заводить друзей.

У меня копилось все больше вопросов, которые некому было задать. Зачем я хожу в школу? Зачем мне все эти предметы? Для чего я учусь? Я не знала на них ответов, а все, что могли ответить окружающие, это «так надо» и «так положено». Почему надо? Кем положено?

Я, рыдая, сказала маме: «Ненавижу школу. Там не бывает интересно». Я чувствовала, что за меня уже все решили на 11 лет вперед. Все, чего мне хотелось, — чтобы от меня отстали и дали жить как раньше. Тогда я еще не понимала, что традиционная школа подходит не всем и в ней нужно многое менять.

Мы бы удивились, если в магазине продавалась обувь только 38-го размера, но не удивляемся тому, что разные от природы люди учатся по одному стандарту

Обучение строится по единой системе, словно кто-то придумал универсальный рецепт, как воспитать человека. Программа не учитывает индивидуальные особенности учащихся. Сэр Кен Робинсон, посвященный в рыцари за заслуги в образовании, в своем выступлении на TED говорил: «Образование основывается не на многообразии, а на единообразии. Школы стимулируют к тому, чтобы они находили, чем дети могут заниматься среди очень ограниченного числа устремлений».

Почему единственный критерий отбора в класс — это возраст, а не личные качества? В «Гарри Поттере» был момент со шляпой, которая определяла волшебника на факультет, исходя из его характера. Это казалось логичнее, чем думать, что всем подойдет один сценарий обучения. Я чувствовала себя так, словно развиваю не свои сильные качества, а навыки, взятые с потолка.

Исследование, опубликованное в книге «Контрольная точка и дальше: освоение будущего сегодня», сообщает о том, что дети теряют дивергентность, способность мыслить нестандартно, в процессе обучения в школах. В детских садах 98 % опрошенных имели высочайший уровень дивергентного мышления, в 15 лет только 10 % респондентов смогли показать такой же результат, а среди взрослых людей — лишь 2 %. Я решила найти и пройти тест на дивергентность из той же книги — там нужно придумать как можно больше применений для обычных вещей, например скрепки. У меня получилось 40 вариантов, средний результат — 10, 15. Так что, возможно, система не до конца меня изменила. Интересно, сколько вариантов получилось бы в 7 лет?

Школа не сломала меня, но уж точно надломила. Кажется, я выжила только благодаря бунту

В старших классах преподавательский состав состоял из женщин, любивших посплетничать больше, чем вести урок. У меня были хорошие оценки до того момента, пока классная руководительница не решила при всем классе перечислить N причин, почему мне не идет мой новый цвет волос (тогда многие подростки красились в черный). Ей казалось, что это важнее, чем объяснить новую тему. Она была не единственная — математичке, например, ничего не стоило дать комментарий о длине ног.

Не перестаю думать о том, как важно, чтобы в школу отбирали учителей, которые никогда не навредят ребенку словом, делом, поступком. Мне не повезло: многим из моих учителей было не место у доски, им было противопоказано работать с людьми. Они могли съесть любого и даже не подавиться. Интересно, они когда-то мечтали учить детей?

Я начала бунтовать: пререкаться с учителями, прогуливать. Радовалась, когда заболевала, ведь тогда появлялась легальная возможность остаться дома. Родители хватались за голову, не понимали, что происходит, а я мечтала о выпускном. В то время мы провели стабильный интернет, и у меня появилось свое место, где я могу узнавать новое, читать и общаться. В школе оценки стремительно портились из-за того, что я больше не держала язык за зубами и много прогуливала. Но, несмотря на это, могла прийти на урок и ответить на 5, даже если ничего не зубрила и не заглядывала в учебник. Жила по принципу Марка Твена, который сказал: «Я никогда не позволял, чтобы мои школьные занятия мешали моему образованию».

Но настоящие «ягодки» начались перед подготовкой к ЕГЭ. Мы были в 4-й волне, тогда еще не было камер, но они были и не нужны, чтобы запугать

Перед ЕГЭ все было стандартно: школьники зубрили, учителя пророчили им будущее дворников. И мне, конечно, тоже досталось. На уроке литературы прозвучал вопрос: «Куда думаете поступать?» — и я призналась, что собираюсь на журфак. Тут началось. Учительница побагровела и трагически закатила глаза: «Ты? На журфак? Да дети туда готовятся с 1-го класса. Ты ни за что не поступишь».

Спасибо за мотивацию. Нам постоянно недвусмысленно намекали, что мы второй сорт, но ее слова задели за живое. Наверное, потому что тогда я не была уверена в будущем и чувствовала, что у меня нет права ошибиться. Я выбежала из класса со слезами, ее слова не выходили у меня из головы и вылились в такую нервотрепку, что посреди экзаменационного месяца меня забрала скорая с воспалением.

На последний экзамен я попала из больничной палаты. В жизни меня так не трясло. Но я все сдала

Все лето были панические атаки, но я наконец почувствовала себя свободной. Когда пришла на творческий конкурс в вуз, то не могла поверить тому, какие там преподаватели: они разговаривали на равных и вели себя как мои ровесники. Вскоре стало известно, что я поступила.

Пригодился ли мне мой идеальный почерк, вышлифованный прописями? Я вообще не пишу от руки. Чувствую ли я, что научилась чему-то в школе? Быть верной самой себе. К сожалению, я возненавидела почти все книги из школьного курса литературы, кроме «Мастера и Маргариты», хотя читать пламенно люблю.

Еще одним напоминаем о школе и ЕГЭ в частности была патологическая боязнь сделать неверный шаг в жизни, ошибиться. Пришлось потратить немало времени, чтобы позволить себе набивать шишки и синяки, ведь это неотъемлемая часть опыта.

Недавно заинтересовалась квантовой механикой, но ее невозможно понять без знания математических законов. И я решила изучить их самостоятельно. Во мне живо любопытство, и я не могу остановиться в своем стремлении узнавать новое, это происходит само собой, когда никто не стоит надо мной с указкой.

Сейчас у меня нет детей, но я не знаю, что делала бы, если бы они у меня были

Образовательная система не изменится за один день, а люди отдают в школу детей уже сейчас. Я положительно отношусь к домашнему обучению, но понимаю, что оно подходит не всем. Меня радует опыт некоторых стран, которые уже изменили школьные алгоритмы на более человечные. Финляндия — хороший тому пример.

Важно само понимание ребенком и родителем того, что программа неидеальна, что собственные интересы не менее важны, чем оценки по математике в школе. У каждого своя стихия, не стоит судить о рыбе по тому, что она не умеет летать.

У меня есть знакомые, которые обожали учиться по школьной программе и в итоге связали свою жизнь с наукой и образованием, но не меньше и тех, кто нашел себя в чем-то еще. Мне жаль потраченного в школе времени, но я никогда не узнаю, кем стала бы, если бы оказалась в качественной образовательной среде.

А что вы думаете о своем образовании и образовании своих детей?

Фото на превью andrey_l / Shutterstock