AdMe

Я уже 17 лет работаю парикмахером и расскажу вам о том, каково это — трудиться в салоне на самом деле

Большинство людей регулярно обращаются к парикмахерам. Стрижка или окрашивание волос кажется нам обыденной процедурой. Мы болтаем с парикмахерами о том о сем или сидим молча, уставившись в экран телефона, пока они легко и будто между делом заботятся о наших волосах.

Профессию парикмахера многие считают несложной и даже несколько легкомысленной. Мы в AdMe.ru поговорили с Павлом Агаповым — мастером, который за 17 лет в профессии работал в разных городах и проектах, побеждал в конкурсах и причесывал звезд, — и точно можем сказать, что быть парикмахером просто только со стороны.

Путь к мастерству

Я уже 17 лет работаю парикмахером и расскажу вам о том, каково это — трудиться в салоне на самом деле
  • Мне с юности было интересно парикмахерское дело. В 90-х я восхищался тем, что делали Сергей Зверев и Александр Тодчук. Я учился в институте на маркетолога и параллельно решил пойти на курсы парикмахеров в техникум сферы быта и услуг.

  • Базовый курс длился 3 года, но хороший парикмахер не прекращает учиться никогда. Немного поработав в родном городе, я уехал в Москву, где познакомился с Александром Тодчуком и несколько лет проработал в его салонах.

  • Я не стыжусь своей профессии сейчас и не стыдился ее в начале 2000-х, когда парикмахера-мужчину тут же начинали подозревать в нетрадиционной ориентации. Я начинал работать мужским мастером в заводском районе, и там меня порой спрашивали об этом открытым текстом.

  • Помню свою самую первую стрижку, которая мне до сих пор снится в кошмарных снах. На практику нас привели в обычную среднюю школу, где мы бесплатно стригли учащихся. Мне достался пятиклассник. Стрижка, на которую сейчас у меня бы ушло минуты 3, тогда заняла больше 2 часов: я нервничаю — ничего не получается, мальчишка чуть не плачет. Стригу его и думаю: «Ну все, карьере конец, из меня ничего не получится». Тут подходит наша колоритная пожилая преподавательница Галина Алексеевна Шпак и говорит хриплым голосом: «Машинка есть?» Постригла она бедного пацана почти под ноль. Я в трансе, он тоже: пришел подровнять слегка отросшую стрижку, а ушел почти лысым.

  • В первый год работы клиентов у меня было немного. Одна знакомая предложила мне летом подработать в детском лагере на Черном море. Я собрал свой чемоданчик с инструментами и отправился в Джубгу. Меня встретили, отвели в комнату для персонала и говорят: «У тебя черная мойка». Я им: «Что, простите? Я Агапов, парикмахер». А они в ответ: «Какой еще парикмахер? Ты мойщик посуды!» Оказалось, что я не так понял знакомую. Не знаю почему, но я остался. Целыми днями я намывал на кухне огромные сковородки с пригоревшей едой, к вечеру буквально валился с ног от усталости. То, что я парикмахер, выяснилось довольно быстро, и мне пришлось после смен бесплатно стричь всех работников кухни — на пляже под светом луны, попивая вино. Отличная получилась практика, она многое мне дала, и я нисколько о ней не жалею.

  • Я до сих пор учусь. Сейчас уже не так часто, как раньше, но гораздо интенсивнее. Примерно раз в полгода я совершенствую свои навыки в тех областях, которые наиболее востребованы на данный момент: какие-то сложные виды окрашивания, растяжки цвета, актуальные стрижки. Постоянно появляется что-то новое. Каждое обучение обходится мне примерно в ₽ 100 000, которые я трачу, разумеется, из своего кармана.

Взаимоотношения с клиентами

  • Я тогда только начинал работать. Пришла одна женщина и говорит: «Я хочу преобразиться, делайте со мной что угодно». Я обрадовался, ведь нечасто попадаются клиентки, готовые полностью довериться чужому вкусу. Я сделал ей сложное окрашивание и классную стрижку, все вместе заняло несколько часов. Я был ужасно горд собой, потому что получилось действительно круто. Поворачиваю ее к зеркалу, а она как завопит: «Какой кошмар! Что вы со мной сделали?!» Платить отказалась, а с меня еще вычли деньги за материалы. С тех пор на «делайте со мной что угодно» я больше не ведусь.

  • Однажды позвонил мужчина и спросил, стригу ли я детей. «Да, конечно», — ответил я. «У нас особенные обстоятельства, и мы готовы доплатить сверху сколько угодно», — сказал он очень вежливо. Я был заинтригован и предложил встретиться. Оказалось, что этот мужчина — раввин, а постричь нужно его сына, которому исполняется 4 года. Происходило все в синагоге. Собралось очень много гостей, все они подходили к мальчику и отрезали по одной пряди волос. Я же должен был после них привести его стрижку в приличный вид, оставив пейсы. Это были самые необычные условия работы за всю мою практику. А раввин стал моим постоянным клиентом и несколько лет ходил стричься, пока не переехал в другой город.

  • Клиенты часто ходят ко мне всей семьей. Иногда приходится выступать кем-то вроде семейного психолога: родители просят наставить на путь истинный их детей-подростков. Дети жалуются на родителей. Нередко меня посвящают в разные тайны. Был у меня клиент, довольно известная личность, он привел ко мне свою жену, а через некоторое время и любовницу. Я, конечно, знал, кто из них кто, и старался сделать так, чтобы они не пересеклись. Но однажды позвонила жена и записалась на окрашивание, а следом любовница — на стрижку. Я специально оставил между ними довольно большой зазор, но окрашивание немного затянулось, а любовница решила прийти пораньше, и они встретились. Никакого скандала не случилось, хотя ситуация была крайне напряженная. Они холодно друг с другом поздоровались и даже обменялись парой фраз.

Я уже 17 лет работаю парикмахером и расскажу вам о том, каково это — трудиться в салоне на самом деле
  • Главное в нашей работе — оперативно понять не то, чего клиент хочет, а то, чего он не хочет. Клиентка может сказать что-то неопределенное, например: «Надоели длинные волосы, хочу покороче». Тут же приступать к стрижке нельзя: нужно выяснить, был ли у клиента негативный опыт, а если был, то какой, чтобы ни в коем случае его не повторить.

  • Несколько месяцев назад у меня произошел очень неприятный инцидент: впервые за 17 лет я порезал клиенту ухо. Себя я резал много раз, клиента — ни разу. Я стриг его новыми ножницами, они длиннее остальных. Я и сам не понял, как это произошло. Он сначала ничего не почувствовал (настолько ножницы острые), но крови было так много, будто я повредил ему артерию. Я здорово испугался. Собрал все салфетки, какие нашел, перекись, кое-как удалось остановить кровь. Конечно же, я долго извинялся, сказал, что эта стрижка, разумеется, бесплатная, и несколько последующих тоже, подарил ему разные средства для ухода, но он все же положил деньги на стол. «Ну все, — думаю, — теперь жди неприятностей». Его не было месяца 3, я был уверен, что он больше не придет. Мне даже нехорошо стало, когда я вновь его увидел. Я снова извинился за тот случай. А он говорит: «Какой случай? Ничего не помню». Классный мужик. Только на ухе у него теперь шрам... Я уверен, что это может произойти с любым мастером. Косяки случаются у всех, но я не боюсь о них рассказывать.

  • Несколько раз было такое: в предпраздничные дни звонит новый клиент и записывается на какую-нибудь сложную процедуру, которая занимает полдня. Я бронирую это время, отказываю другим людям, а в назначенный час никто не приходит, я попадаю на деньги. Выяснилось, что это происки конкурентов. Поэтому теперь, если звонит новый человек и просит записать его на что-то сложное, я требую предоплату.

  • Иногда я работаю со звездами. Если у них в райдере есть услуги парикмахера, зовут меня. Несколько раз причесывал перед концертом парней из «Би-2». От них я в полном восторге, прекрасные ребята — абсолютно никакого пафоса и выпендрежа. Кстати, благодаря Шуре я обзавелся новым гаджетом — паровым утюжком. Шура перед выступлениями обязательно выпрямляет волосы. У него был с собой классный стимпод, которых на тот момент еще не было в продаже. Я его опробовал в деле, мне очень понравилось, поэтому я стал одним из первых покупателей.

Я уже 17 лет работаю парикмахером и расскажу вам о том, каково это — трудиться в салоне на самом деле
  • В юности я фанател от «Короля и Шута», и вот однажды меня просят причесать Горшка перед выступлением — поставить ему «иголки». Стоя перед дверью в его номер, я волновался, как мальчишка. Горшок, похоже, только проснулся после веселой ночи. Он оказался очень простым в общении. Пока я его причесывал, он все расспрашивал меня о разных тонкостях профессии. Он тогда был буквально одержим своим рок-мюзиклом «TODD» (это переложение легенды о Суини Тодде, серийном убийце-парикмахере). Когда я закончил укладку, мы еще немного пообщались, и Горшок обратил внимание на мои очки — «клевые», говорит. Я тут же ему их подарил, и на концерте он был в них. А через 3 недели его не стало.

Я уже 17 лет работаю парикмахером и расскажу вам о том, каково это — трудиться в салоне на самом деле
  • Я люблю свою работу. Она дает уникальную возможность познакомиться с людьми из разных социальных слоев, разных профессий, разных религий и взглядов. Ко мне ходят судьи, политики, байкеры, музыканты, журналисты, спортсмены, бизнесмены, врачи, школьники, студенты... Конечно, мы общаемся, пока я их стригу. Не знаю, смог бы я узнать столько всего интересного, если бы занимался чем-то другим.

Секреты мастерства

Я уже 17 лет работаю парикмахером и расскажу вам о том, каково это — трудиться в салоне на самом деле
  • Вы не поверите, но самое дорогое в моем салоне — это не фен, не зеркало и не мебель. Самое дорогое — это ножницы. Я использую 3 пары. Самые крутые стоят $ 2 500, остальные дешевле. Парикмахерские ножницы острее самого острого ножа шеф-повара. Я должен быть абсолютно уверен в том, что в момент смыкания лезвий не будет никаких сюрпризов вроде зажевывания волоса, а срез будет именно таким, каким я его задумал. Отличие дорогих ножниц от дешевых состоит в том, что они с меньшим усилием могут срезать большее количество волос. Например, моими ножницами Mizutani можно одним плавным движением срезать тугую косу. Тупыми ножницами это сделать невозможно.

  • Сейчас мне буквально одного взгляда хватает, чтобы понять, хочет человек общаться или предпочитает стричься молча. Многие клиенты жалуются на парикмахерские, в которых работники болтают без умолку: и о жизни поговорят, и о политике, и о клиентах посплетничают. Я всегда стараюсь найти интересную тему как для себя, так и для клиента. Очень редко, но все же бывают люди, общение с которыми дается мне со значительными усилиями — тут я буквально заставляю себя поддерживать разговор. Но с большинством складываются приятельские отношения, со многими из своих клиентов я общаюсь и вне салона. Моя жена, кстати, тоже была моей клиенткой. Примерно на 3-й раз я позвал ее на свидание.

Издержки профессии

Я уже 17 лет работаю парикмахером и расскажу вам о том, каково это — трудиться в салоне на самом деле
  • Мой стандартный рабочий день длится 12 часов. Максимальное количество клиентов, которых я обслужил за день, — 14 человек. А выходной у меня всего один — в понедельник.

  • Работа парикмахером и семейная жизнь порой плохо совместимы. Я всегда работаю в праздники. В моей жизни все идет по плану, так как у меня запись на несколько недель вперед. Я не могу позволить себе ничего спонтанного: поехать за город, если хорошая погода, или засидеться в гостях допоздна, если с утра у меня клиент. Хорошо, что супруга относится к этому с пониманием.

  • Я не могу отказаться от работы, если у меня проблемы или плохое настроение. Я не могу остаться дома, если плохо себя чувствую, потому что клиенты на меня рассчитывают. Бывало, что я работал и с температурой, — и сваливался после этого на пару недель с осложнениями. Сейчас стараюсь так не делать и все же отменяю запись, если чувствую, что могу разболеться и подвести еще больше людей.

  • Я всегда должен следовать расписанию. За 17 лет я привык к жесткому таймингу. От клиентов я также требую пунктуальности: если человек опаздывает больше чем на 15 минут, я звоню ему и прошу не приезжать, даже если он обещает, что будет на месте через 3 минуты. Это вовсе не из вредности. Если я возьму опоздавшего, «поползет» все мое расписание, и в итоге людям, которые приходят вовремя, придется ждать. Все клиенты знают это мое правило и относятся с пониманием.

  • Иногда за несколько часов я могу заработать больше, чем за весь день: если речь идет, скажем, о переходе из темного в блонд плюс лечебные процедуры на длинные волосы. Бывает, что весь день расписан на «маленьких» (по размеру чека) клиентов, и тут звонит кто-нибудь с более выгодным предложением. Некоторые парикмахеры «двигают» или отменяют менее денежных клиентов. Я так не делал ни разу, даже если клиент постоянный и ему очень надо, даже если он готов заплатить сверху. Стоит хотя бы раз поддаться соблазну, и репутации конец.

  • Профдеформация — это когда общаешься с человеком и думаешь о том, как он пострижен или покрашен, и о том, как бы ты его постриг. А он даже близко не твой клиент.

  • Главная проблема всех парикмахеров — проблемы со спиной. Немного помогает специальный стульчик, на который можно опираться во время работы, а также регулярные занятия спортом и максимально активный образ жизни.

  • К концу рабочего дня волосы везде: они впиваются в руки, проникают сквозь одежду. В воздухе постоянно витают химикаты. Я давно к этому привык и не обращаю внимания, но знаю мастеров, которые были вынуждены уйти из профессии из-за того, что у них развилась аллергия на красители. Очень этого боюсь. Не представляю, что делать, если это произойдет со мной.

  • После работы я абсолютно неразговорчивый, не могу и не хочу никого видеть. Меня увлекает такое времяпрепровождение, чтобы можно было помолчать и развеяться на свежем воздухе: мототуризм, рыбалка, горные лыжи. Вечером люблю гулять один с собакой: она идеальный собеседник. Тяжелее всего дается предновогодний марафон. После него я эмоционально, да и физически истощен, и желание общаться полностью пропадает на энное количество дней.

Я уже 17 лет работаю парикмахером и расскажу вам о том, каково это — трудиться в салоне на самом деле
  • Когда мне нужно постричься, я, как и все люди, иду в парикмахерскую. У меня есть свой барбер. Я записываюсь по телефону на общих основаниях и прихожу как обычный клиент.

  • Я люблю свою профессию. Мне нравится видеть результат своей работы мгновенно. Радуюсь, когда он удовлетворяет и меня, и клиента. Когда я прихожу на работу, помимо желания сделать людей красивыми у меня всегда есть желание получить от них какую-то информацию, поделиться своей. Я получаю удовольствие от того, что я делаю. Как только и если вдруг я разлюблю свою работу, я тут же прекращу этим заниматься. Потому что невозможно делать это качественно без любви.

А у вас есть свой постоянный парикмахер? Вы с ним общаетесь во время стрижки или даже не знаете, как его или ее зовут?