AdMe

Моя 15-летняя дочь впервые посмотрела фильм «Москва слезам не верит» и была озадачена

15-летняя дочь впервые посмотрела фильм «Москва слезам не верит» и была очень озадачена.

— Слушай, а почему не самый красивый, какого-то помятого вида слесарь Гоша, который к тому же прет напролом, не уважает личные границы, преследует и ведет себя как типичный абьюзер, считается романтическим героем? — с удивлением спросила она.

Мне, признаться, нечего было ей ответить. Для меня выбор успешной, привлекательной главной героиней Гоши — такое же извращение, как, например, привычка грызть мел, намазывать варенье на шпроты или штопать на специальном «грибочке» носки. То есть я знаю, что некоторые так делают, но себя как представлю за этим занятием — сразу мурашки по коже.

Тогда мы вместе пошли к бабушке. И попытались выяснить у нее, что такого прекрасного было в Гоше и как можно было в него всерьез влюбиться (кто-то же должен знать).

Реклама

— Я думаю, что он красивый и мужественный! Возможно, сейчас я бы даже вышла за него замуж! — энергично объявила бабушка. Мы переглянулись.

Возможно, в 58 лет я тоже скажу, что этот Гоша симпатичный и даже миленький, но сейчас образ Гоши и красота кажутся такими же далекими друг от друга, как, например, слова «нежность» и «Краснодарский завод металлических конструкций». От мужественности я ясно различаю в нем только протяжное «му».

В поисках истины мы заглянули к прабабушке. Та торжественно разлила чай по фарфоровым чашкам, нарезала пирог, пристально взглянула поверх очков и подняла бровь.

— Это же ясно как божий день! — воскликнула она. — Гоша сразу предлагает серьезные отношения и даже брак одинокой женщине. Все, больше ничего от него и не требуется. Шах и мат.

Вот таким образом перед нами и встал вдруг во весь рост главный козырь любых Гош. Так называемые «серьезные отношения».

Собственно, при помощи этого костыля в традиционном обществе практически любой сообразительный юноша может не только худо-бедно передвигаться, но и танцевать. Чем строже нравы, тем активнее женщины хватаются за «готов жениться» и «плохонький, но мой», чем свободнее нравы, тем разборчивее женщины.

Реклама

Получается такая палка о двух концах. В традиционном обществе женщины недоступны потому, что они уже замужем или хотят найти мужчину, за которого можно выйти замуж (никакие суррогаты «без обязательств» их не интересуют). Но, проявив немного смекалки и наблюдательности, жениться не так сложно. И если сильно не наглеть, эта женщина еще никуда от тебя и не уйдет потом. Ведь разводы порицаются.

А в обществе, где женщины эмансипированнее, а нравы свободнее, теоретически женщины должны легко соглашаться на свободные отношения. Но это только теоретически. На практике же отбор получается намного строже: на таких условиях все хотят молодых, успешных, симпатичных. А не абы кого, старше на 15 лет, в старом поеденном молью кресле и с помятой физиономией.

Поэтому совершенно зря все эти «серьезные намерения», «ухаживания», «добивательства» так возмущают мужчин: это же их бонус. Ведь если вдуматься, то вступить в серьезные отношения легче, чем перестать быть Гошей и резко начать соответствовать успешной, привлекательной невесте с карьерой.

Таким образом, есть две стратегии. Упор на серьезные отношения, которые дают и не самым красивым, не самым успешным, но добрым, порядочным и годным для брака мужчинам определенные бонусы. Или же упор на личные достижения и физическую привлекательность. И обе эти стратегии работают.

Однако вместо этого я наблюдаю такую картину. С одной стороны, некоторые мужчины жалуются на традиционную «процедуру» ухаживаний, не хотят вступать в брак и стремятся к легким коротким интрижкам. А с другой — они же жалуются, что у женщин непомерные требования и интерес у них вызывают дай бог 5–10 % мужчин. Мол, несправедливость.

Однако, как мне кажется, дело тут не в справедливости, а в том, что зад, пытающийся сидеть на двух стульях, рано или поздно оказывается на полу...

AdMe.ru публикует этот текст с разрешения автора — блогера Морены Мораны

Реклама