AdMe

«Мне 30 лет, и я — седая». Текст психолога, который придаст сил любой женщине в борьбе с предрассудками окружающих

В сети есть множество вдохновляющих историй о том, как смелые женщины перестают красить волосы, глаза, губы и искренне радуются собственному отражению в зеркале. Психолог Елена Низеенко поделилась своей историей на канале «Яндекс.Дзена». Ее отказ от краски для волос — вовсе не самоотверженный шаг в угоду новой моде, а попытка принять себя такой, какая есть.

Мы в AdMe.ru вдохновились текстом Елены и теперь хотим воодушевить и вас.

Мне 30 лет, и я — седая. Мои волосы — часть меня, которую я привожу в максимальное соответствие со своими ценностями и взглядами на жизнь. Я просто хочу, чтобы у каждой женщины была возможность делать со своим телом то, что ей хочется, а не что диктует бьюти-тренд или феминистская повестка.

Я ставила много экспериментов над своими волосами

Лет с 18 я, как и многие горячие сердцем, ставила массу экспериментов над своими волосами. Например, пыталась обесцветить их в домашних условиях. Ну и регулярно перекрашивалась. Конечно, во все оттенки, которые становились милы сердцу. Это был ад и треш — удивляюсь, как мои волосы смогли выжить.

Седые волоски стала замечать лет в 25, но из-за регулярной покраски они просто не успевали отрасти. Тайна вскрылась, когда я очень коротко подстриглась, практически налысо. Сейчас мне 31, и где-то треть головы у меня полностью в седых волосах.

Однажды я сделала андеркат и поняла, что мне нравится моя седина

На автомате я продолжала краситься. Но в какой-то момент поняла: хочу увидеть, как выглядят мои настоящие волосы. Ведь любопытно же.

Когда я впервые сделала стрижку андеркат, моя парикмахер Маша вздохнула: «Ах, какая красивая у тебя седина!» Тут еще важно понимать, что мне повезло. Моя седина называется благородной — она холодного оттенка и вполне сходит за трендовое окрашивание.

Седина желтоватая, «неблагородная», может вызывать больше общественного бурления, потому что она еще более неканонична.

Я удивилась, насколько седые выбритые виски могут красиво смотреться на мне — без кокетства и натяжек. В 20 или даже в 25 я не могла представить, что не буду закрашивать седину. А вот к 30 оно как-то все сложилось — выстроились мои личные границы, изменилось понимание красивого и комфортного, залечились неврозы юности.

Мне повезло жить в Петербурге, где до моей седины никому нет дела

Конечно, надо брать во внимание, что я живу в крупном городе, сама себе босс и в моем окружении люди, которые вряд ли станут оценивать чужую внешность и вмешиваться в чужие представления о прекрасном. Реальность в среднем по стране куда суровее.

Какая там седина, если кое-где до сих пор существует невероятно дичайший дресс-код. Я уж не говорю про местечковость и косые взгляды в провинциальных локациях.

Как-то я была у родственников в гостях в маленьком южном хуторе. От осуждения двоюродного брата меня спасло только то, что он решил, будто у меня на голове суперсложное окрашивание.

Я не ставлю себе какую-то засечку типа «вот, никогда больше не буду красить волосы». Не так давно я ходила с бирюзовыми волосами. Но меня беспокоят люди, которые говорят: «Красься скорее, красься!»

Мне нравится думать, что моя седина — отметина пережитых вещей, дел и людей

Моя седина — это мои утраты и потери, мои боли, мои слезы и мои навсегда закрытые дороги. Моя седина — это мой опыт и часть моего тела. И я не считаю, что я должна скрывать, смущаться, стыдиться, изменять эту часть себя просто для того, чтобы людям в обществе было комфортнее. «О, она соблюдает условия общественного договора и закрашивает седину. Значит, она выполняет гендерный контракт, заботится о вечной молодости и красоте — главных женских ценностях».

Я считаю, что привычка осуждать и обсуждать внешность других людей публично — постыдная и неприемлемая практика

Мир так устроен, что нам важно мнение специалистов. О состоянии ваших зубов уместно говорить вашему стоматологу, о волосах — мастеру по волосам.

Кстати, даже парикмахеры могут допустить осечку. Например, когда человек пришел на стрижку, а ему нетактично предлагают «закрасить седину». А бывает, и окружающие люди, решив, будто женщина не в курсе, у нее нет глаз и способности смотреться в зеркало, говорят таким специальным жалостливым тоном: «Я знаю хорошую невредную краску».

Я не знаю, из какого века пришла привычка судить внешность других людей. Но точно знаю, что это хуже, чем ковыряться в собственном носу.

Елена также ведет инстаграм, и у нее есть канал в телеграме. Там она рассказывает о таких вещах, которые в интеллигентном обществе, как правило, не обсуждают.

А вы сторонник естественного образа или же предпочитаете скрывать первые признаки седины?