AdMe
AdMe

Честный текст о том, что не каждый просящий помощи по-настоящему в ней нуждается

Недели 2 назад я ехала с работы домой, вышла на своей станции, поднимаюсь по лестнице, чтобы выйти на улицу, и вижу: у самых дверей стоит старушка и что-то мне говорит. Я в наушниках. Снимаю наушники, переспрашиваю.

— Помогите мне, — говорит старушка низким проникновенным голосом.

— А что у вас случилось?

— Не хватает на лекарства.

— На какие лекарства? Название какое?

Тут старушка на несколько секунд задумалась и замялась. Я поняла, что легенда не продумана. Сказала: «Извините, нет». И пошла дальше.

И вот теперь почти каждый вечер я прохожу мимо этой старушки, которая говорит свое «Помогите, не хватает на лекарства» так, что у меня сердце сжимается. Но я не верю ей, иду дальше и злюсь. На нее, потому что она попрошайничает, и на себя, потому что прохожу мимо человека, который вроде как просит о помощи.

Я очень остро переживаю, когда меня обманывают. Меня это не бесит, я просто очень сильно расстраиваюсь. Я понимаю, что во мне увидели дуру, лохушку, что я повелась. А у меня же комплекс отличницы, я не хочу быть дурой.

Несколько лет назад случилась похожая история, после которой я зареклась помогать неизвестным старушкам.

Мы еще жили в Кемерове. Я откуда-то приехала, припарковалась у дома, вышла из машины, и тут меня схватила за руку пожилая женщина. Она плакала и говорила: умоляю, помогите. Рассказала: приехали из далекой деревни с внучкой в больницу (больница как раз находится через дорогу от нашего дома), прошли обследование. Выяснилось, что нужна срочная операция, а денег на нее нет. И вот внучка в больнице, а она, бабушка, ходит побирается. «Мне так стыдно, — говорила она, — но выхода нет. Мы вдвоем, даже занять не у кого».

Женщина плакала! Я ей поверила, прониклась ее бедой и отдала все деньги, что были в кошельке, около 2 000 рублей. Еще и извинялась, что могу помочь только этим.

И вот проходит пара месяцев. Я так же приезжаю, паркуюсь, выхожу из машины и вижу: та же самая женщина разыгрывает ту же самую сцену перед мужчиной у соседнего автомобиля. Те же самые слезы, та же самая внучка, та же самая внезапная операция. И мужчина, вижу, тоже проникся, за кошельком полез. А бабка крестится, благодарит, чуть ли руки не целует.

Как же мне стало противно! Как же я расстроилась! Какой же дурой себя почувствовала!

«Мужчина, она врет», — сказала я мужику и пошла домой не оглядываясь.

Да, я знаю, от хорошей жизни люди не идут попрошайничать и побираться. Что-то толкает их на этот путь. Но бесит и расстраивает именно обман, придуманная драма, а не сам факт того, что человек просит денег.

С тех пор я подаю только уличным музыкантам. А помогать предпочитаю адресно или перечислять пожертвования фондам.

Но чтобы не заканчивать этот текст на такой грустной ноте, вспомню еще одну похожую, но забавную историю.

Иду однажды в банк. Навстречу пацан лет 10. «Тетенька, — говорит, — добавьте 10 рублей, мне на булочку не хватает!» Я дала ему сколько-то там денег, пошла дальше. Возвращаюсь из банка через полчаса примерно, опять он: «Тетенька, дайте на булочку, мне 10 рублей не хватает».

— Уважаемый, — говорю ему, — ты меня уже просил добавить, и я тебе уже давала денег вообще-то.

— Ты гонишь, — говорит мне эта наглая морда, — ничего ты мне не давала. Я бы тебя запомнил.

До сих пор вспоминаю и ржу. И совсем не злюсь почему-то.

AdMe.ru публикует этот текст с разрешения автора — журналистки и писательницы Жени Борисовой.

Поделиться этой статьёй